предыдущая главасодержаниеследующая глава

Праздник душ

Как видим, буддийское влияние на праздник весны было слабым и состояло главным образом в перемещении акцента на факт смерти и на покойников. С другой стороны, второй "праздник мертвых" к. настоящему времени полностью превратился в буддийский - настолько, что нам трудно проследить его истоки. Он празднуется в пятнадцатый день седьмой луны, в конце августа по нашему календарю, и, вероятно, первоначально был кое-где праздником урожая; в других районах он был своего рода повторением праздника фонарей пятнадцатого дня первой луны, ровно за полгода до этого. Все это теперь целиком забыто. В наши дни этот праздник посвящен только покойникам. Как и в праздник весны, религиозные семьи посещают могилы своих предков, выпалывают сорняки и приводят в надлежащий вид могильные холмики, с которых сильные летние дожди смыли землю. Сейчас не все семьи соблюдают этот обычай и редко кто выкраивает время на приезд домой издалека, как полагается в праздник весны.

Однако великое жертвоприношение "всем душам" или скорее "голодным душам" важнее других сторон этого обряда. По поверьям китайцев, душа не является только сверхъестественным существом, которое живет своей собственной жизнью или даже лучшей жизнью, чем человек. Она должна есть и пить, и только пища, доставленная надлежащим лицом, т. е. старшим из здравствующих сыновей покойного, может быть принята душой. Дочь не может подносить этой пищи; поэтому, если в семье нет сына, она должна усыновить чужого. В противном случае души ее предков останутся голодными и будут вынуждены воровать еду. Согласно старому китайскому поверью, у таких душ не бывает вечной жизни. Хотя они сперва очень сильны и могущественны, но с годами слабеют, пока не умрут как бы вторично - со смертью последнего человека, знавшего их владельцев при жизни. Трудности с пропитанием "голодных душ" могли возникнуть только в исключительных случаях, как, например, тогда, когда вся семья погибла при какой-либо катастрофе или когда семья не имела чувства привязанности к предкам.

С проникновением буддизма в Китай положение изменилось. Души теперь не "умирают", а живут во вселенной, пока не придет время их перевоплощения. Однако они живут в зонах бесформенности, и, если никто не заботится о них, они влачат жалкое существование. Они не только голодны и томимы жаждой; они также неугомонны и мучимы желаниями. Спустившись на землю под бременем беспокойства и горя, они могут восстать против живущих и принести им любые невзгоды, они могут преследовать их под видом привидений и домовых, портя их земную жизнь.

Поэтому надежнее всего попросить монаха из буддийского монастыря прочитать священные книги за всех покойников, особенно за тех, которые могли быть забыты семьей, - дальних родственников, которые умерли столетия назад, и детей, которые не прожили достаточно долго, чтобы остаться в памяти родственников. Но священные книги должны быть прочитаны и для душ чужаков, особенно для душ нищих, умерших в течение года, не оставив родственника, который мог бы позаботиться о них. Священные тексты декламируются день и ночь под аккомпанемент деревянного барабана в форме рыбы или маленьких бронзовых колокольчиков. Монах приглашает все души прийти и отведать пищи, приготовленной для них в монастыре, чтобы они освободились от мук голода и жажды и неисполненных желаний, которые мешают им переродиться в более высоких сферах вселенной. Их просят отказаться от всех злых намерений, охранять живущих и помогать им.

Жертвоприношение покойникам, совершаемое как в монастыре монахами, так и дома приглашенным монахом или другим знатоком, состоит не только из пищи. Макеты домов, садов, мебели, в последнее время даже автомобилей и самолетов, сделанные из бумаги и тщательно украшенные, также приносятся в жертву душам усопших вместе с грудами бумажных денег, часто подписанных "Выпущено Банком Преисподней". Все эти подношения сжигаются после посвящения покойным. Покойники должны пользоваться ими во время пребывания в городе под землей, городе царя Ямы, правителя и судьи мертвых.

Рассказывают много сказок об этом городе и отвратительной жизни в нем. Там всегда темно, как зимой перед дождем. Нет ни дня, ни ночи; всегда сумрак. Мужчины и женщины живут там печально и уныло в ожидании приговора царя ада. Такой приговор может оказаться присуждением к отправке в один из восемнадцати адов с их страшными пытками. Среди них есть ад с "горой ножей", на которые мощные кули бросают бедную душу огромными вилами. В другом аду имеется котел с кипящим маслом, в котором несчастный варится в течение многих лет. "Железное колесо" и "дерево-меч" являются орудиями других пыток, ожидающих тех, кто совершил преступления на земле и у кого нет родственников, которые заказали бы чтение священных книг для их спасения или поднесли бы дары для подкупа слуг ада.

Но может быть вынесен и другой приговор: жизнь в новом обличье. Когда-то жил человек, который вдруг оказался в аду, приведенный туда полицейским из подземного мира. Там ему посчастливилось встретить своего старого друга, который умер несколько раньше. Друг навел справки в канцелярии царя ада и выяснил, что человек приведен в ад по ошибке. (Это иногда случается из-за сходства имен и других данных.) Надо было отправить его обратно. Но когда он узнал, что ему разрешается вернуться на землю и к жизни, он был так заинтригован тем, что успел увидеть в аду, что провел там некоторое время, осматривая улицы. Он увидел красивую девушку, и, поскольку правила поведения в том мире, безусловно, были иные, чем на земле, он следовал за ней, пока не очутился в доме торговца спиртными напитками. Вдруг он почувствовал что-то теплое, влажное и красное, с дурным запахом и, когда открыл глаза, очутился переродившимся в поросенка, лежащим рядом с парой других таких же существ. Он все еще был в состоянии думать, и поэтому он сделал единственно возможное в таком ужасном положении: он покончил с собой и тотчас же оказался снова в аду. И на этот раз друг не оставил его одного, а проводил к воротам, ведущим в верхний мир, и наш герой проснулся в своем доме, все еще напуганный тем, что с ним случилось.

Иногда дорогу из этого мира в другой представляют как глубокое ущелье, через которое протянут крошечный мостик, тонкий, как волос, подобный мостику, который у мусульман отделяет этот мир от лучшего мира - рая. Иногда же, для того чтобы попасть в другой мир, надо переправиться на лодке через широкую реку вроде Стикса у греков. Поэтому существует обычай, особенно в Южном Китае, в этот пятнадцатый день седьмой луны делать бумажные лодки, которые торжественным многолюдным шествием приносят в монастырь или на берег реки вблизи города. Одни лодки представляют собой простые байдарки, а другие - большее, сложные суда с сонмом божеств - царем ада и его чиновниками - на борту. Эти суда сжигаются или пускаются по воде с зажженными на них фонарями, после того как прочитаны священные книги и молитвы. Они плывут вниз по реке, создавая красивое зрелище августовской ночью в начале месяца, пока не потонут одно за другим.

Некоторые верят, что души будут пользоваться этими лодками с фонарями для переправы через большую реку. Однако, по мнению других, вся эта процедура является только способом отправить обратно души покойников, которые жили в домах своих родственников с начала этого месяца, либо же лодки могут быть просто частью жертвоприношения душам, которые могут пользоваться ими в путешествиях по иному миру.

По-видимому, в равной степени распространен обычай делать многочисленные фонари в форме цветков лотоса и других цветков, причем они состоят только из подсвечника внутри настоящего лотосового листа. Вместе с другими маленькими лампадками они освещают путь для привидений, которые в свое время утонули, а также для привидений, плывущих в лодках.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://china-history.ru/ "China-History.ru: История Китая"