НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Реорганизация самой армии

Вторым [после] централизации финансов и снабжения по важности является вопрос реорганизации частей самой армии, т. е. приближая их [к] типовым нормам и установленным для каждой армии строго определенным числом войсковых единиц и их численностью. Это было необходимо для того, чтобы:

а) покончить с наличием большого количества отдельных полков, существовавших по самым различным штатам и очень малочисленных, где офицеров было больше, чем бойцов. Для создания из них боевых единиц их необходимо было свести в дивизии;

б) все дивизии, создававшиеся случайно в зависимости от числа вооружения и средств, представляли пеструю картину как в смысле организации, так и численности и вооружения. Их нужно ввести в нормальные формы штатов и привести к относительно однообразной численности и перераспределению оружия, нормализовав и подобрав хотя бы по полкам;

в) необходимо в интересах снабжения установить для каждой армии или группы войск определенное количество дивизий или по крайней мере твердую численность войск, положив этим конец их стихийному росту. Нормировать численность войск в зависимости от средств и задач. Регулировать постановлениями Военного совета увеличение сил отдельных армий и групп в зависимости от их политической надежности.

Эти вопросы [Военный совет] на своих заседаниях ставил дважды и столько же снимал их, перенося на следующие заседания. Провести все намеченные выше меры формальным постановлением было невозможно. Размеры численности и организации каждой армии требовали предварительной договоренности с каждой из них в отдельности. Эти переговоры велись исключительно главным советником и, несмотря на то что они начались еще 16 июня, не получали окончательного разрешения до первых чисел июля. Каждый командующий, каждая группа войск пытались выгородить себе и большую численность и большую свободу внутренней организации.

Легче других удалось договориться с генералом Тань Янь-каем. С ним было условлено, что к имеющимся восьми полкам будет деформирован 9-й. Из девяти полков формируются три дивизии неводятся в корпус, командование которым берет на себя Тань Янь-кай. В будущем, по мере наличия оружия, дивизион будет доводиться до штатного состава.

Отряд генерала Чэн Цяня и мелкие - цзянсийцев, хубэйцев, фуцзяньцев и других провинций - сводятся в дивизию, поступающую в подчинение или корпуса Тань Янь-кая, или непосредственно Военному совету.

Генерал Чан Кай-ши, учитывая общую обстановку, хотел в ближайший период иметь корпус в две дивизии, считая уже целиком сформированную дивизию и один полк, деформировать еще два полка. Оружие для новых формирований имелось со значительным излишком. Полученные из Советской России 4500 винтовок и много трофейного оружия лежали без применения. Чан Кай-ши предлагалось в качестве третьей дивизии его корпуса придать и бригаду У Те-чэна, развертывание которой в дивизию уже началось. Но Чан Кай-ши считал включение ее для себя неудобным, так как опасался недовольства со стороны генерала Сюй [Чун-чжи]. Наоборот, Чан Кай-ши предлагал дивизию У Те-чэна передать в непосредственное подчинение генералу Сюю. После обсуждения решено было дивизию У Те-чэна держать ближе к Военному совету и подчинить ее ему непосредственно.

С Чжу Пэй-дэ дело обстояло уже сложнее, ибо чувствовалось, что он хозяин в своих войсках лишь относительный и находится в большой зависимости от подчиненного ему генералитета. Его войска формально числились в составе двух дивизий отдельной бригады и нескольких отдельных полков при общей численности винтовок в 6500. Чжу Пэй-дэ предлагалось свести все его части в одну дивизию, допускался даже четырехполковой состав, и одну отдельную бригаду из двух полков. Чжу Пэй-дэ настаивал, ссылаясь на своеобразие внутренних взаимоотношений среди генералитета, на оставлении двух дивизий и двух отдельных бригад. По обсуждении ему было предложено переформировать в одну дивизию, одну бригаду и в крайнем случае иметь еще один отдельный полк. Это хотя вело к большему числу единиц в сравнении с имеющимися винтовками, но все же это сокращало количество частей почти вдвое.

Сложнее всего обстояло дело с Кантонской армией. Генерал Сюй из боязни потерять свое влияние не любил иметь у себя крупных соединений. Поэтому армия представляла из себя крайне большое количество по отношению к численности отдельных частей, поэтому оформление их в дивизионные организации было более необходимо, чем в других частях. Кроме того, его взаимоотношения с Лян Хун-каем и Ли Цзи-шэнем были крайне плохи. Первого он настаивал сменить немедленно, а второго стремился убрать под благовидным предлогом (Ли Цзи-шэнь намечался гражданским губернатором Гуанси.) Таким образом, генерал Сюй стремился еще более раздробить части. Учитывая это обстоятельство и зная характерные особенности частей Кантонской армии, Военный совет предлагал: 3-й корпус генерала Ли Фу-лина как ненадежный и подлежащий разоружению при первой благоприятной возможности оставить в том состоянии, в каком он есть; 1-й корпус генерала Лян Хун-кая свести или в одну дивизию и одну отдельную бригаду, или оставить по-прежнему в составе трех отдельных бригад, а отдельные полки обратить на укомплектование бригад; 3-ю и 4-ю дивизии, бригаду Мо и остальные отдельные бригады свести в три дивизии, так как общая их численность не превышала 11 тыс., и образовать из них корпус.

1-ю дивизию Ли Цзи-шэня, имевшую около 6 тыс. - пять полков, развернуть в корпус, назначив комкором Ли Цзи-шэня, и в случае отъезда его в Гуанси командование корпусом передать Чэнь Мин-шу.

Генерал Сюй держался неопределенно и, ссылаясь на трудность объединения, не предлагал ничего, за исключением слияния Лян Хун-кая и Ли Цзи-шэня. В связи с этим было решено не настаивать на проведении реорганизации кантонцев, ибо распыленное состояние делало их малобоеспособными и позволяло в будущем с большей легкостью разоружить. Разоружение в связи с неопределенной политикой самого Сюя и неудовлетворительной политической физиономией большинства его частей считалось вероятным. Одновременно по отношению к 1-й дивизии было решено, что развертывание ее в корпус будет осуществлено помимо Сюя. Этот корпус должен был стать опорой партии среди кантонцев. В связи с надежностью в близости к партии Ли Цзи-шэня и Чэнь Минь-шу это осуществить особенного труда не представляло.

Что касается Лян Хун-кая, то решено... сосредоточить [внимание] на следующих частях в порядке постепенности: в первую очередь и как главные - части школы Вампу, затем Хунаньская армия и корпус Ли Цзи-шэня, далее корпус Чжу Пэй-дэ. Сюда сосредоточиваются средства воспитательной и учебной работы, в них бросаются и силы русских инструкторов. Что касается остальных кантонских частей, то к ним применить такую систему отношений и работы, которая бы не вела к усилению их боеспособности, что облегчило бы в будущем борьбу с ними.

В процессе этих же переговоров удалось убедить генералитет и склонить к созданию вокруг Вампу единой офицерской школы, которая должна состоять из нормальной школы подготовки молодых офицеров, курсов штабной службы и повторных курсов для младшего и среднего офицерского состава войск. Подготовка унтер-офицерского состава должна проводиться в школах, формируемых при корпусах.

Создание политорганов в частях и ведение политработы получили общее признание.

Наконец, удалось согласовать и нормальный тип частей, выработав соответствующие им штаты. Дивизия - 3 полка, 9 батальонов, 27 стрелковых рот. Рота - 99 бойцов, 9 человек обслуживания. Итого 108 человек. При каждом полку следующие роты: пулеметная (10), разведчиков (11), техническая (связь и саперы - 12), санитарная (13), хозяйственная (14) и рота пополнений (15). Итого в полку 15 рот.

При дивизии имеются: жандармский батальон, артиллерийский батальон, рота связи, саперная рота, рота снабжения, батальон пополнений и ряд различных команд.

Всего в дивизии 5500 человек, из них бойцов 4100, специальных и технических войск 450, обслуживающих 850, остальные - штабы.

Для отдельной бригады двухполкового состава общая численность 3200 человек. Соотношение числа бойцов к обслуживающим то же, что и в дивизии.

Наконец, считаясь со своеобразием некоторых частей, допускались и двухбригадные дивизии, но с разрешения Военного совета.

Штаты были утверждены на последнем (5 июля 1925 г. - А. К.) заседании Военного совета. В отношении реорганизации частей решено провести в Военном совете организацию Вампу, Хунаньской армии и Чжу Пэй-дэ. Что касается кантонцев, то зафиксировать лишь их численность. Развертывание 1-й дивизии провести без ведома Военного совета, поставив его перед свершившимся фактом.

Достигнута была договоренность и об окончательном очищении провинции как на востоке, так и на юго-западе. Генерал Сюй согласился на уничтожение своего соглашения с Хун Шао-линем и Лю Чжи-мо, хотя и не было зафиксировано постановлением Военного совета, но было окончательно решено, что в ближайшее время для окончательного закрепления за нами восточной и юго-западной частей провинции будут брошены новые части как в Шаньтоу, так и против Дэн Бэнь-ина. Обе операции предлагалось начать почти одновременно, ибо сил для этого было достаточно. На Дэн Бэнь-ина предполагалось направить Лян Хун-кая.

С тем чтобы не создать впечатления у Сюя, что его пытаются изолировать от участия в управлении, он вводится в состав Политбюро. Надо сказать, что поведение Сюя в последнее время резко изменилось. Былая выжидательность и колебания сменились живым отношением к работе Военного совета и активным участием в работе Политбюро. Генерал Сюй как бы переродился. Создавалось впечатление, что всерьез и откровенно [он] взялся [за] проведение нового курса, отдавая себя целиком новым начинаниям. Он первый заявил готовность немедленно расформировать свой Главный штаб и предоставить занимаемые помещения, средства и людей в распоряжение Главного штаба. Правда, одновременно с этим Сюй пытается создать для себя благоприятную обстановку в самом Военном совете и тем как бы обеспечить утерянные права влияния на армию. Было заметно его стремление сблизиться с "обиженными", потерявшими в связи с реорганизацией правительства свои высокие посты. В составе Военного совета их было двое - это Ху Хань-минь и У Чжао-шу.

Первый, лишенный постов губернатора и заместителя] генералиссимуса входит в состав нового правительства лишь как министр иностранных дел; второй - смещенный с должности министра иностранных дел, стал лишь председателем городского совета, а в Военном совете превратился фактически в секретаря. Взаимоотношения генерала Сюй и У Чжао-шу были близко дружественные и раньше. Былая неприязнь и вражда к Ху Хань-миню взаимно стала ослабевать. Отношения Ван Цзин-вэя и Сюя покоились на большой личной дружбе. Все это заставляло несколько опасаться за влияние Сюя на Военный совет. Совершенно обратной тактики по отношению к Военному совету держался Чан Кай-ши. Заседания Совета им не посещаются, и вообще он прячется у себя в Вампу, не принимая участия ни в решениях ЦК гоминьдана, ни Военного совета.

Что касается Тань Яныкая, то он, не отличаясь по свойствам своего характера особенной активностью, старался лишь добросовестно понять всю новую политику, без возражений принимая все решения, и покорно следовал всем указаниям Политбюро, будучи в то же время его членом. Почти через день посещал т. Бородина, прося его разъяснить диалектику, динамику политических событий, и охотно и старательно выслушивал политические лекции. Создавалось впечатление, что человек желает научиться правильно понимать и следить за ходом политических событий, развертывающихся в Китае. Он, как видно, добросовестно решил временно отложить своего Конфуция (знатоком которого считается) и заменить его политэкономией.

6 июля в присутствии войск и организаций, в огромном количестве прибывших на площадь, весь состав Военного совета приводится к присяге на верность партии и национально-революционному движению. После чего ему вручаются печати. Торжественный акт присяги заканчивается митингом, на котором члены Военного совета дают клятву верно служить интересам революции.

Этим заканчивалась вся подготовительная организационная работа Военного совета, и с 7-го он приступил к официальному исполнению обязанностей.

7 июля я, окончательно передав дела заместителю, выехал в Шанхай и далее в Пекин.

Калган, 20 сентября 1925 г.

ЦПА ИМЛ. Машинописный текст.

Подлинник.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2013-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://china-history.ru/ 'История Китая'
Рейтинг@Mail.ru