НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Приезд генерала Сюй [Чун-чжи] в Кантон и его позиция

В тот же день главного советника посещает и генерал Сюй, который сразу же переходит к объявлению заключенного им соглашения с остатками войск генерала Чэнь Цзюн-мина.

Оправдывает соглашение тем, что 1) оставшимися у него войсками он не мог удерживать восточный район, поэтому решил обеспечить хотя бы часть его за нами путем соглашения; 2) что соглашение политически не опасно, так как он все переговоры вел не с Линь Ху или Чэнь Цзюн-мином, а непосредственно с генералами Ли Цзю-лю и Хун Шао-линем, что оба указанных генерала друг друга ненавидят и их можно стравить на борьбу друг с другом. Эти обстоятельства дают уверенность в том, что они прочно в занятых районах закрепиться не могут; 3) что план движения на Север требует создания дружбы с соседними южными провинциями и военными группировками в них. Он полагает, что заключенное им соглашение есть первый шаг на этом пути.

И когда главный советник заявил Сюю, что в силу большого различия во взглядах противника и партии на политическое устройство Китая будет препятствовать предлагаемому генералу Сюю союзу и что единственно правильным решением будет их ликвидация, генерал Сюй отвечает, что он этой точки зрения не разделяет, ибо считает вполне возможным договориться с ними об общей политической платформе и думает, что следует идти последним путем, а не путем военной их ликвидации, которая может привести лишь к тому, что они, выброшенные из Гуандуна, присоединятся в других провинциях к противным нам силам, чем затруднят последующее наше движение на Север.

Главный советник ставит перед Сюем вопрос о его отношении к намеченным реформам гражданского и военного аппаратов. Сюй уклоняется от ответа, ссылаясь на недостаточную еще осведомленность.

Приглашенный на заседание Политбюро [ЦИК гоминьдана], где хотели его заставить присоединиться к принятым решениям, генерал Сюй отказался приехать, мотивируя это беседой с главным советником.

Поведение генерала Сюя подтверждало предположение о его причастности к новой оппозиции, но он, видимо, не считая ее еще достаточно сильной, избегает еще открытого выражения несогласия с политикой Политбюро. Верный своей тактике, он выжидает дальнейшего накопления сил оппозиции, чтобы в зависимости от них примкнуть к ним открыто или стать на сторону Политбюро.

Но все усилия перетянуть на свою сторону Кантонскую армию не приводили к увеличению их сил, лишь Лин Фу-лин открыто солидаризировался с ней. Это же определяло и позицию самого генерала Сюй Чун-чжи. 21 июня в штабе Кантонской армии у генерала Сюй Чун-чжи собираются Ван Цзин-вэй, Чан Кай-ши, Тань Янь-кай, Сунь Фо1 и главный советник. Происходит обмен мнениями о плане реорганизации. Все решительно высказываются за скорейшее ее осуществление, и только Сюй уклоняется от выражения своего отношения к этому вопросу.

1 (Сунь Фо - сын Сунь Ят-сена, родился в 1891 г. В 20-х годах возглавлял Гуанчжоуский муниципалитет. Еще при жизни Сунь Ят-сена примыкал к правому крылу гоминьдана. В апреле 1927 г., после контрреволюционного переворота, совершенного Чан Кай-ши, стал сотрудничать с ним. В гоминьдановском правительстве Чан Кай-ши Сунь Фо с 1932 по 1949 г. занимал пост председателя Законодательного юаня. После победы народной революции, в октябре 1949 г., Сунь Фо, порвав с Чан Кай-ши, отошел от активной политической деятельности)

Поведение генерала Сюй ставит среди русских вопрос о пересмотре целесообразности создания Военного совета. Меньшинство считает, что при таком отношении к этой реформе генерала Сюй, если и будет создан Военный совет, то его используют против нас же, задерживая рост сил Вампу требованием общего увеличения сил, а созданный центральный аппарат снабжения, куда должно будет поступать и прибывающее из Советской России оружие, генерал Сюй использует в интересах Кантонской армии, требуя пропорционального распределения оружия по всем частям, что свяжет наши руки при передаче оружия желанным частям.

Эти возражения были бы уместны в том случае, если бы для развертывания войск Вампу имелись средства, но поскольку этих средств не было и их не дала даже ликвидация юньнаньцев, ибо все источники доходов были захвачены кантонцами, постольку в смысле средств от централизации снабжения Вампу выигрывала и получала источник для своего увеличения. Распределение денежных средств, оружия и план развертывания и реорганизации частей - дело Военного совета. Интересы наиболее верных партии частей, и в первую очередь Вампу, должны быть обеспечены солидным большинством их сторонников в Военном совете. Это достигалось назначением личного состава Военного совета постановлением Политбюро, последнее больших затруднений не представляло. Противники Вампу и других преданных партии частей, будучи в Военном совете в меньшинстве, вынуждены будут, помимо своего желания, подчиниться решению большинства, в противном случае их отказ можно будет рассматривать как неподчинение. Без централизации и реформ передача средств для Вампу была возможна лишь в сумме, требующейся на содержание уже имеющихся войск. Перераспределение денежных средств в интересах партийных войск обеспечивалось централизацией или открытым захватом частями Вампу новых источников доходов. Последнее вслед за разгромом юньнаньцев было политически невыгодно, так как могло повести к изоляции Вампу тогда, когда силы ее были еще недостаточны для занятия господствующего положения. Вот почему централизация в лице Военного совета в то время являлась мерой необходимой. Это, разумеется, не исключало возможности иметь всегда наготове план захвата силой средств для Вампу на тот случай, если бы через Военный совет нельзя было осуществить наших предположений. Поэтому централизацию решено было осуществить, использовав ее в выгодах ближе стоящих к партии сил, и отказаться от централизации, когда станет невозможным ее достичь.

Сам Чан Кай-ши в эти дни не проявлял никакой активности. Он старается держаться в стороне от споров и как бы умышленно начинает избегать частых встреч с русскими, работающими исключительно в интересах Вампу.

Наконец генерал Сюй, убедившись в беспочвенности новой оппозиции, открыто присоединяется к решениям Политбюро.

22 июня в своем штабе в присутствии генерала Ли Цзи-шэня и Чэнь Мин-шу, вызвав к себе главного советника, генерал Сюй заявляет, что он целиком принимает постановление Политбюро и будет всеми мерами способствовать его проведению в жизнь и что им сегодня же будет отдан приказ о передаче войсками всех доходов в руки правительства.

На другой день декретом правительства объявляется о создании Военного совета, а Политбюро назначает его состав из Ван Цзин-вэя, Сюй Чун-чжи, Ляо Чжун-кая, Ху Хань-мина, Тань Янь-кая, Чан Кай-шн, Чжу Пэй-дэ, Галина и У Чжао-шу. (Последний попадает потому, что имел мандат доктора на участие в первом Военном совете, существовавшем еще перед наступлением на Чэнь Цзюн-мина, что давало ему право в глазах китайцев участвовать и в этом составе.)

Указанный подбор членов Военного совета обеспечивал влияние на него Политбюро, так как все виднейшие его члены входили в состав Военного совета. Генерал Сюй мог опереться в нем лишь на У Чжао-шу.

Было решено, что во главе Военного совета станет Ван Цзин-вэй, остальные члены Военного совета возьмут себе под наблюдение по одному из главных управлений, причем это наблюдение и руководство решили распределить так: Управление снабжения передать Ляо Чжун-каю, наиболее обеспечивая этим наиважнейшее управление в руках партии и в интересах Вампу. Ему же поручается наблюдение за работой контроля; Ван Цзин-вэю давалось Политическое управление.

Большие затруднения вызвал вопрос, кому поручить руководство работой Главного штаба. После некоторого обсуждения решено было этой должностью компенсировать Сюю за потерянное им главкомство, поручив ему наблюдение за работой Главного штаба, но лишив его былого влияния на штаб назначением на должность начштаба русского советника.

Национальное правительство включало в себя и военное министерство. Эту должность (военного министра. - А. К.) решено было также передать Сюю. В положении о Военном совете и военном министерстве последнему отводилась лишь декоративная роль, так как все вопросы военного порядка решались и проводились Военным советом.

Приказы по войскам отдавались за подписью председателя и скреплялись военным министром и начальником штаба. Подпись министра введена для того, чтобы заставить Сюя подписывать все распоряжения Военного совета и тем лишить его возможности противодействовать распоряжениям Военного совета.

Первое собрание Военного совета было назначено на 24 июня, на котором и должен был быть обсуждаем проект организации центрального военного управления, план реорганизации войск и порядок дальнейших работ.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2013-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://china-history.ru/ 'История Китая'
Рейтинг@Mail.ru