НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Интерпровинциальные войска и их влияние на политическое положение в Гуандуне

Юньнаньская армия под командованием генерала Ян Си-миня, придя в Гуандун в 1922 г. по приглашению д-ра Сунь Ят-сена, отбросила генерала Чэнь Цзюн-мина в восточную часть Гуандуна и, заняв Кантон, стала основной, решающей военной силой в Гуандуне. Генерал Ян Си-минь д-ром Сунь Ят-сеном был назначен главнокомандующим союзными армиями, номинально числившимися в подчинении кантонского правительства. Юньнаньцы по праву победителя захватывают лучшие доходные районы, превращая их в свою финансовую базу - богатый Кантон, Кантон-Шаогуаньскую железную дорогу, Кантон-Саньшуйскую железную дорогу, Кантон-Коулунскую железную дорогу до г. Ши-луна с прилегающими к ним районами. Все делится между юнь-наньскими войсками [в районах], где они вводят независимо от правительства свои установленные налоги. В г. Кантоне налоги устанавливаются на игорные дома и дома терпимости, взятые юньнаньцами под свое покровительство; вводится налог на вино, табак и другие различные товары; не спасаются от налогов даже жители сампанного городка - речная беднота1. В деревнях беднота облагается налогами включительно до кур. Кроме установленных высшим армейским командованием налогов командование частей, расквартированных по городам и местечкам провинции, и мелкие начальники - от рот до батальонов - ввели еще ряд своих налогов, негласно собираемых с населения. Как на пример налоговой разнузданности можно указать на следующий факт: в деревнях, расположенных в отдалении от Кантона, приходящая на постой часть облагала десятидолларовым налогом всех девушек, угрожая в случае неплатежа превратить их в жен солдат на время их постоя в деревне.

1 (В Кантоне на сампанах живет до 130 тыс. жителей, занимающихся перевозкой грузов и рыбной ловлей по всей дельте р. Чжуцзян)

Пришедшая с юньнаньцами Гуансийская армия под командованием генерала Лю Чжэнь-хуаня, как менее сильная, получает в качестве источника средств менее богатые районы, изощряясь извлекать из них наибольшее количество средств. То же делают Хунаньская армия и кантонские части. Каждая из армий, отдельные ее генералы и даже мелкие части стремятся в своих районах выжимать как можно больше средств как для кормежки солдат, так и личного оОогащения генералов. Борьба за доходные места не прекращалась, вызывая тем самым непрерывные столкновения между генералами. Часто сильный просто вытеснял слабого конкурента.

Все попытки правительства внести какую бы то ни было систему в эту вакханалию поборов, разоряющих провинцию, натолкнулись на заинтересованность генералитета и ни к чему не приводили.

Генералитет и части в целях закрепления в своих руках налогового аппарата выдвигали и своих ставленников на должности начальников уездов и других чиновников, захватывая под свой контроль правительственный уездный аппарат власти. Правительство, бессильное изменить это, вынуждено было утверждать своими приказами эти назначения. Очень часто старый чиновничий мир покупал свои должности у той или другой армии и, став правительственным чиновником, не стесняясь, выколачивал, где можно, поборами и взятками как затраченную сумму на покупку должности, так и приумножая свой капитал. Само правительство имело поделенную между генералами провинцию, оставалось без источников дохода и не имело средств оплачивать сотрудников своих центральных правительственных аппаратов. В его распоряжении имелся налог с соляной монополии, дававший ему 350 тыс. долл, в месяц. Но из этих средств правительство обязано было содержать как свой аппарат, так и учебные заведения и т. п., так и те войска, которые служили хоть кое-какой его опорой и не имели самостоятельных районов для поборов.

Все правительственные мероприятия к облегчению налогового бремени, разоряющего население, оставались простой невыполняемой бумагой, вскрывая слабость и бессилие правительства и подрывая авторитет партии в глазах масс.

Ненависть всех слоев населения от крестьянства до купечества, направленная против войск и генералов, естественно, переносилась на правительство и даже партию. В вину правительству ставилось то, что оно призвало для своего спасения в провинцию интерпровинциальные войска и бессильно справиться с ними. Население пропитывается ненавистью к правительству и его войскам.

Правительство, армии, чиновники - все это вещи одного порядка, особенно для деревни. Лозунг "Долой милитаристов!" становится особенно популярным, причем под этим понимаются гоминьдановские генералы и их армии. Во многих местах агитаторы, посылаемые от крестьянского отдела гоминьдана для организации крестьянства и образования союзов, вынуждены скрывать свою принадлежность к гоминьдану и вести свою работу от имени рабочих организаций.

Между тем как Ян Си-минь, главком юньнаньскими войсками, так и ряд его крупных генералов были членами партии гоминьдана. Ян Си-минь даже входил в состав ЦК гоминьдана, а командующий Гуансийской армией генерал Лю Чжэнь-хуань считался кандидатом в контрольной комиссии при ЦК гоминьдана. Несмотря на принадлежность свою к партии и то ответственное положение, которое они занимали в ней, они не только не стремились к устранению в своих войсках того, что подрывает авторитет партии, а скорее молчаливо поощряли это. Объясняется это тем, что юнь-наньцы и гуансийцы смотрят на богатейший Гуандун как на временное место - место накопления своих сил и средств для того, чтобы, став сильными, двинуться в свои провинции и, изгнав из них тем же порядком правящих там враждебных к ним генералов, занять их место самим. Гуандун - это место, где они выколачивали нужные им средства для похода и завоевания своих провинций, для дальнейшего грабежа и своего личного обогащения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Злыгостев А.С., 2013-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://china-history.ru/ 'История Китая'
Рейтинг@Mail.ru