предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

В последние годы маоисты развернули ожесточенную идеологическую и политическую борьбу против марксизма-ленинизма и научного социализма, генеральной линии коммунистических и рабочих партий, против СССР и других социалистических стран. То, что несколько лет назад выглядело как теоретическая дискуссия, спор об истолковании отдельных положений марксизма-ленинизма, превратилось в поход пекинского руководства против марксистско-ленинских партий, против марксистско-ленинского учения, против Компартии Китая и социалистических завоеваний трудящихся КНР. Подавляющее большинство участников международного Совещания коммунистических и рабочих партий в Москве в июне 1969 г. подвергли решительной критике антимарксистские концепции и антисоциалистическую деятельность нынешнего руководства КПК.

Коммунистическая партия Советского Союза еще в разгар открытой полемики, навязанной коммунистическому движению маоистами, вскрыла существо политического курса китайского руководства, в котором слились мелкобуржуазный авантюризм и великодержавный шовинизм. Февральский Пленум ЦК КПСС 1964 г. констатировал, что ленинизму уже не раз приходилось сталкиваться со взглядами и установками, которые развивают маоисты. Их источник - мелкобуржуазная революционность, смахивающая на анархизм, неспособность противостоять напору мелкобуржуазной стихии, откровенно националистические устремления. Декабрьский Пленум ЦК КПСС 1966 г. в своем постановлении указал, что считает необходимым решительно разоблачать антиленинские взгляды и великодержавный, националистический курс нынешнего китайского руководства.

В свое время В. И. Ленин, касаясь возможного исхода в борьбе пролетариата против анархической стихии, носителем которой является мелкий собственник, подчеркивал:

"Либо мы подчиним своему контролю и учету этого мелкого буржуа (мы сможем это сделать, если сорганизуем бедноту, т. е. большинство населения или полупролетариев, вокруг сознательного пролетарского авангарда), либо он скинет нашу, рабочую, власть неизбежно и неминуемо, как скидывали революцию Наполеоны и Кавеньяки, именно на этой мелкособственнической почве и произрастающие. Так стоит вопрос. Только так стоит вопрос..."*.

* (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 208.)

Обстановка в КНР стала развиваться в сторону худшего варианта, который предвидел В. И. Ленин. В ходе "культурной революции", развернувшейся в Китае с 1966 г., подверглась серьезной деформации политическая система КНР как государства, руководимого рабочим классом. Прекратили функционировать органы народной власти. Сама Коммунистическая партия Китая, как партия марксистско-ленинского типа, была парализована сверху донизу. Профсоюзы, коммунистический союз молодежи и другие общественные организации, вплоть до пионерской, были разогнаны. Все сферы общественно-политической, экономической и культурной жизни страны оказались поставленными под контроль армии. В итоге произошло то, что В. И. Ленин называл "передвижкой власти" - оттеснение рабочего класса от реальных рычагов власти и ликвидация правящего положения его партии. В Китае возникла военно-бюрократическая диктатура. Руководящая роль в обществе пролетарской идеологии - марксизма-ленинизма, по сути дела, сведена на нет и принадлежит теперь "идеям Мао Цзэ-дуна".

Для того чтобы форсировать и легализовать эту "передвижку власти", маоисты встали на путь разрыва с идеологическими и организационными основами Коммунистической партии Китая, сформулированными на е VIII съезде в 1956 г. Этой цели и послужил IX съезд КПК, созванный в апреле 1969 г. Съезд подтвердил всевластие армии, представители которой возглавили "ревкомы", заменившие выборные местные органы в процессе "культурной революции". Съезд выдвинул в качестве программного лозунга подготовку к войне, одобрил маоистскую установку на милитаризацию страны. В принятом им Уставе КПК "идеи Мао Цзэ-дуна" объявлены марксизмом-ленинизмом современной эпохи. И хотя термин "демократический централизм" маоисты в официальной печати употребляют довольно часто, в действительности вся их деятельность направлена к тому, чтобы упразднить внутрипартийную демократию, насадить в партии казарменные порядки. Устав, по существу, определил линию на создание под названием КПК новой политической организации, предназначенной служить орудием и прикрытием диктатуры военно-бюрократической группировки. Несмотря на "марксистскую фразеологию" и социальный камуфляж группы Мао Цзэ-дуна, ее антинародная сущность совершенно очевидна. Политика маоистов, сформулированная IX съездом КПК, противоречит интересам всех трудящихся Китая. Для крестьянства, составляющего более 80 процентов населения, она означает консервацию крайне низкого жизненного уровня и ликвидацию перспективы улучшения материальных и культурных условий. Рабочий класс она лишает возможности воздействовать на ход событий в стране, а тем более осуществлять руководство обществом. Интеллигенцию, которая подверглась особенно жестоким физическим расправам и моральным унижениям в ходе "культурной революции", маоисты превращают в объект постоянных нападок.

Сильнейший удар нанесен по самой основе народно-демократического строя - союзу рабочего класса и крестьянства. Его социально-экономическая база была еще до "культурной революции" подорвана политикой "большого скачка" и народных коммун. В течение длительного времени парализован главный политический институт этого союза - собрания народных представителей, образуемые демократическим путем. И лишь интересы национальной буржуазии остались незатронутыми.

В Китае уже на протяжении многих лет проводится антиленинская национальная политика. Маоисты усиливают процесс насильственной ассимиляции национальных меньшинств. Положение населения национальных районов непрерывно ухудшается. Падает его и без того низкий жизненный уровень. Национальных деятелей культуры и искусства преследуют. Многие партийные и государственные работники неханьской национальности сняты со своих постов и объявлены "врагами". Ликвидируются последние остатки местной автономии некитайских народов, гарантированной конституцией КНР 1954 г.

Маоисты срывают создание в Китае экономических основ социализма. "Большой скачок" 1958 г., а затем "культурная революция" привели к огромным потерям материальных средств, к разрушению органов управления социалистическим народным хозяйством.

Навязанный стране мелкобуржуазно-националистической частью руководства КПК особый курс во внутренней и внешней политике вызвал серьезные трудности в экономике. В результате общая валовая стоимость продукции народного хозяйства сократилась на треть, в том числе в промышленности - до половины, национальный доход уменьшился более чем на четверть. Все это пагубно отразилось на положении народных масс.

Под давлением реальной действительности руководству КПК пришлось внести изменения во внутреннюю политику, хотя лозунг "трех красных знамен" - новая "генеральная линия", "большой скачок" и народные коммуны - официально снят не был. К концу 1964 г. ценой крайнего напряжения всех сил трудящихся и благодаря возвращению в определенной степени к социалистическим формам хозяйствования КНР удалось восстановить в промышленном и сельскохозяйственном производстве уровень 1957 г. Но за минувшие семь лет население страны увеличилось. Кроме того, в 1964 г. Китай взорвал первую атомную бомбу и, не считаясь с ограниченностью своих ресурсов, включился в гонку ракетно-ядерных вооружений. Огромные средства поглощала также пропагандистская и подрывная деятельность Пекина против мирового коммунистического движения, которую он активно проводит с 1960 г., великодержавная внешняя политика. Невосполнимый ущерб стране принес разрыв мелкобуржуазными националистами сотрудничества КНР с социалистическими государствами.

"Культурная революция" нанесла новый тяжелый удар по экономике страны. К середине 1967 г. промышленное производство в КНР сократилось примерно на 20 процентов по сравнению с предшествующим годом. Положение вновь стало выправляться лишь в 1968 г., и только в 1969 г. народному хозяйству Китая удалось в абсолютных показателях выйти на рубежи кануна "культурной революции", а затем начать некоторое продвижение вперед.

Фактически затормозив индустриализацию страны, маоисты наращивают милитаризацию экономической жизни, стремятся достичь максимально высоких темпов роста тех отраслей, которые работают на усиление ракетно-ядерного потенциала. Расходы на строительство новых объектов атомной и ракетной промышленности в несколько раз превышают капиталовложения в гражданские отрасли индустрии. Такая политика ведет к диспропорциям в экономике. Все дальше отодвигаются сроки решения жизненно важных для Китая народнохозяйственных проблем, связанных прежде всего с улучшением материального положения трудящихся, повышением их культурного уровня.

Экономическая политика Мао Цзэ-дуна привела к серьезной деформации социалистических производственных отношений, основа которых была заложена в период первой пятилетки КНР (1953-1957 гг.). Изменения в политической надстройке, созданной после народной революции, серьезные нарушения экономических законов и принципов социалистического хозяйствования выхолащивают социалистические элементы в социально-экономическом укладе Китая. То, что в КНР сохраняется государственная собственность, не опровергает такого вывода. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что государственная собственность лишь содержит в себе формальное средство, возможность разрешения* общественных противоречий, что огосударствление собственности в различных социальных условиях может давать неодинаковый результат и иметь различные социальные последствия. Решающую роль при этом играет социальный характер государства.

* (См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 290.)

В Китае нарушено действие основных экономических законов социализма. В. И. Ленин подчеркивал, что цель социалистического общества заключается в обеспечении "полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества"*. В противоположность этому Мао и его окружение подчиняют развитие общественного производства своим гегемонистским планам. Большая часть национального дохода идет на реализацию этих планов, на подготовку к войне, на подрывную деятельность против социалистических стран и коммунистического движения. С помощью политических маневров и прямых репрессий маоисты подавляют законные экономические требования трудящихся. Планомерное, пропорциональное развитие экономики подменяется волюнтаристскими "скачками", распределение материальных благ по труду - уравниловкой, материальное стимулирование - внеэкономическим принуждением. Трудящиеся лишены возможности участвовать в управлении народным хозяйством. Выявляется разрыв между интересами государства (военно-бюрократической диктатуры) и интересами трудящихся.

* (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, стр. 232.)

На международной арене группа Мао Цзэ-дуна, преследуя гегемонистские цели, год от года активизирует подрывную, раскольническую деятельность против социалистического содружества, мирового коммунистического движения и других революционных сил современности. Главные усилия маоистов, несмотря на периодическую смену тактики, направлены на то, чтобы создать под эгидой Пекина беспринципный блок разнородных политических элементов, которых объединяет враждебность к марксистско-ленинским партиям, общая антисоциалистическая направленность их деятельности, враждебное отношение к коммунистической идеологии.

Борьба пекинских лидеров за гегемонию в мировом коммунистическом движении сочетается с великодержавными устремлениями китайского руководства. Они выдвинули перед страной в качестве главной задачи призыв "готовиться к войне". Разжигая откровенный шовинизм и крайний фанатизм, Мао и его сторонники одурманивают сознание широких слоев китайского населения. Группа Мао Цзэ-дуна проводит антимарксистский гегемонистский курс, пытается отравить и развратить сознание большинства китайской нации идеями расизма.

Выдвинув свою особую, несовместимую с ленинизмом, идейно-политическую платформу по основным вопросам международной жизни и мирового коммунистического движения, пекинские руководители потребовали от Коммунистической партии Советского Союза отказа от линии XX съезда и Программы КПСС. Они развернули интенсивную антисоветскую пропаганду, заявили о территориальных претензиях к СССР и даже довели дело до вооруженных инцидентов на границе весной и летом 1969 г.

КПСС вместе с другими братскими партиями решительно выступила против попыток извратить учение марксизма-ленинизма, внести раскол в социалистическое содружество, международное коммунистическое движение и антиимпериалистический фронт. Одновременно, сохраняя сдержанность и не поддаваясь на провокации, ЦК КПСС и Советское правительство делали все зависящее от них, чтобы добиться улучшения отношений с Китаем. Начиная с осени 1969 г. в результате инициативы Советского Союза появились признаки некоторой нормализации отношений между СССР и КНР. Но вместе с тем антисоветская линия в пропаганде и политике китайского руководства продолжалась, причем IX съезд КПК закрепил в своих решениях антимарксистский, враждебный Советскому Союзу и другим социалистическим странам курс.

Коренные перемены, происшедшие в политической надстройке Китая, в его внутренней и внешней политике, свидетельствуют, что маоисты своими действиями уводят Китайскую Народную Республику с социалистического пути.

* * *

Генеральный секретарь ЦК КПСС тов. Л. И. Брежнев говорил в своем выступлении 7 июня 1969 г. на Совещании коммунистических и рабочих партий в Москве: "Всесторонний марксистско-ленинский анализ классового содержания событий в Китае за последние годы и корней нынешнего курса руководителей КПК, ставящего под угрозу социалистические завоевания китайского народа, - большая и серьезная задача"*.

* ("Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы". М., 1969, стр. 69.)

Возникает вопрос: как объяснить, что Мао Цзэ-дун и его окружение нанесли жесточайшие удары по марксистско-ленинской партии и завоеваниям социализма в своей стране, взяли курс на усиление идеологической и политической борьбы против коммунистических партий и социалистических государств, разрыв связей с международным пролетариатом, противопоставление себя всему мировому революционному движению? Как могло случиться, что националистические, антимарксистские тенденции взяли верх в китайском руководстве и определяют политическую обстановку в стране? Ведь хорошо известно, что Компартия Китая имеет большие революционные заслуги, что она возглавила героическую революцию, которую совершил великий народ, прошедший тяжелый путь многолетней и кровопролитной освободительной борьбы.

Знакомство с фактами и документами позволяет утверждать, что авантюризм и национализм политики нынешнего руководства КПК имеют свои исторические корни. В истории китайского революционного движения прослеживается непрерывная борьба между двумя основными направлениями - подлинно марксистским, интернационалистским, с одной стороны, и националистическим, мелкобуржуазным - с другой. Последнее долгое время маскировалось под марксизм, потом приобрело окраску так называемого "китаизированного марксизма", а в настоящее время представляет собой воинствующий великодержавный шовинизм и мелкобуржуазный авантюризм, прикрываемые левой фразой.

К сожалению, случилось так, что именно это второе направление, тесным образом связанное с именем Мао Цзэ-дуна, возобладало в Китае в результате применения насилия и разнузданной демагогии. Губительные последствия политики маоистов - разительный пример того, к чему ведут волюнтаристские методы руководства, чуждый марксизму-ленинизму культ личности, если они не встречают должного отпора. Трагедия китайского народа, китайских коммунистов свидетельствует о том, какую опасность для революционного движения представляет собой мелкобуржуазный, националистический курс. Этот тяжелый урок - серьезное предостережение для всех отрядов мирового коммунистического движения.

Победоносное строительство социализма требует соответствующих предпосылок: материальных - в виде промышленности, достигшей определенного уровня развития, и социальных - в лице промышленного пролетариата. Страна, в которой такие предпосылки еще только складываются, тоже может успешно строить социализм, но при этом ей жизненно необходимо опираться на всестороннюю политическую, материальную и научно-техническую помощь мировой социалистической системы, на ее опыт, а также на поддержку мирового рабочего движения. Пример Китая еще раз подтвердил актуальность ленинского указания, что задача коммунистической партии в экономически отсталой, в прошлом угнетенной стране состоит не только в том, чтобы всемерно способствовать формированию, росту рабочего класса, его политическому просвещению, но и в том, чтобы осуществить связь рабочего класса и всех трудящихся своей страны с мировым рабочим классом и "слиться в общей борьбе с пролетариями других стран"*.

* (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 330.)

* * *

Международное коммунистическое движение еще в 20-40-х годах с озабоченностью следило за некоторыми тревожными явлениями в Компартии Китая, особенно после прихода к руководству ею Мао Цзэ-дуна. Эти явления беспокоили и многих китайских коммунистов, что находило отражение в документах того времени, впоследствии умышленно скрытых Мао Цзэ-дуном и его группой.

Братские партии искренне старались помочь китайским коммунистам освободиться от ошибочных взглядов и оппортунистических уклонов, дружески высказывали свои соображения как в решениях и письмах Исполкома Коминтерна, так и в рамках межпартийных связей. При этом братские партии исходили из того, что руководство КПК с помощью международного коммунистического движения сможет постепенно преодолеть свои ошибки, стать на правильный путь.

Китайские коммунисты-интернационалисты всегда высоко оценивали дружескую позицию Коминтерна, его всестороннюю помощь Компартии Китая. Зарождение первых марксистских кружков в Китае, создание в 1921 г. коммунистической партии связано с вдохновляющим воздействием мирового коммунистического движения. По признанию китайских товарищей, принципиальные положения по вопросам революционной борьбы в Китае, тактики и стратегии китайской революции, выдвинутые в документах Коминтерна и КПСС, имели неоценимое значение для КПК. Эти положения касались движущих сил китайской революции, ее особенностей и основных задач на различных этапах, содержали выводы о возможности перерастания буржуазно-демократической революции в Китае в социалистическую революцию. Большой вклад был сделан и в разработку таких важнейших проблем, как строительство партии, гегемония рабочего класса в условиях Китая, роль крестьянства в китайской революции, создание революционных баз в сельской местности, строительство Красной армии и многие другие.

В 1935 г. VII конгресс Коминтерна выдвинул идею единого антиимпериалистического фронта, подчеркнув в связи с растущей империалистической экспансией его особую важность для стран, находящихся в колониальной зависимости. В соответствии с этой установкой в Китае был провозглашен единый фронт компартии с гоминьданом в войне сопротивления японскому милитаризму (1937-1945 гг.), ставший основой сплочения всех сил китайского народа в борьбе против иноземных поработителей. Политика единого фронта способствовала превращению КПК в массовую партию, в авангард китайского народа, в общенациональную политическую силу.

Руководители КПК в свое время подчеркивали, что содействие Коммунистической партии Советского Союза и братских партий других стран в теоретической разработке проблем китайской революции составляло одну из существенных форм поддержки революционного движения в Китае. В 1949 г. Мао Цзэ-дун писал: "Коммунистическая партия Советского Союза является нашим лучшим учителем, мы должны учиться у нее".

Напоминать обо всем этом приходится потому, что Пекин в последние годы не раз пытался представить в превратном свете историю взаимоотношений между мировым коммунистическим движением и КПК. Апологеты культа личности Мао, искажая истину, приписывают ему разработку всех основных положений стратегии и тактики китайской революции, заявляя, что Коминтерн и Москва им лишь "мешали вырабатывать правильную линию". Эта грубая фальсификация объясняется не только политическим угодничеством. Пекинские "теоретики" ставят своей целью переписать в националистическом духе всю историю китайской революции и КПК.

В издаваемой в Пекине исторической литературе обходятся молчанием международные и внутренние факторы, обеспечившие победу китайской революции, принижается роль мирового коммунистического движения. Одновременно в ней умышленно извращается картина борьбы националистического и интернационалистского течений в КПК, приукрашивается политическое лицо нынешних китайских руководителей, обеляются применявшиеся ими методы внутрипартийной борьбы. Отличительная черта подобных сочинений - безудержное преувеличение роли Мао Цзэ-дуна на различных этапах китайской революции, замалчивание всех фактов и свидетельств, которые изобличают мелкобуржуазных националистов, ныне занимающих руководящие посты в КПК.

Чтобы любой ценой поддержать культ Мао Цзэ-дуна, его трубадуры пытаются изъять из истории КПК, из истории китайской революции многие страницы, вычеркнуть из памяти народа целую плеяду замечательных китайских революционеров, людей, находившихся у колыбели Компартии Китая, отстаивавших идеи пролетарского интернационализма, единства с другими марксистско-ленинскими партиями, дружбы с Советским Союзом.

В интересах самих китайских коммунистов восстановить действительный ход событий и роль в них тех или иных руководителей КПК. Этого требует прежде всего борьба за разоблачение антимарксистской, антинародной политики Мао и его сторонников.

Цель настоящей брошюры - познакомить читателей с некоторыми малоизвестными фактами из истории внутрипартийной борьбы в КПК, уделив особое внимание политической деятельности Мао Цзэ-дуна.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://china-history.ru/ "China-History.ru: История Китая"