предыдущая главасодержаниеследующая глава

Чан Кайши по-прежнему выжидает

Весной 1941 г. мало кто сомневался, что Советский Союз будет вынужден сражаться на два фронта: на западе- против фашистской Германии и ее сателлитов и на востоке - против Японии. Однако 13 апреля 1941 г. Япония неожиданно подписала с Советским Союзом пакт о нейтралитете сроком на пять лет. Этот договор свидетельствовал о том, что Япония, хотя и заключила "тройственный пакт" с Германией и Италией, собиралась проводить собственную политику на Дальнем Востоке.

Реакция правительственных кругов Чунцина на советско-японский договор о нейтралитете первоначально была чрезвычайно нервозной. В первые дни после получения сообщения о подписании договора среди правительственных и гоминьдановских деятелей царили растерянность и даже паника. Об этом, в частности, свидетельствовали бесконечные совещания, которые проводил Чан Кайши. Например, 14 апреля состоялось заседание президиума ЦИК гоминьдана, затем заседание постоянного комитета НПС, 24 апреля - специальное совещание у Чан Кайши и т. д. Сам Чан Кайши производил впечатление растерявшегося человека.

Однако постепенно первоначальная растерянность стала проходить. Большое значение имели беседы В. М. Молотова с китайским послом в Москве Шао Лицзы и встреча с Чан Кайши А. С. Панюшкина, разъяснившего позицию Советского правительства.

Официальное отношение китайского правительства к советско-японскому договору было изложено в заявлении МИД Китая. Наиболее существенным пунктом в этом заявлении являлось отрицание за какой-либо страной, помимо Китая, права решать вопросы, связанные с Маньчжурией и Внешней Монголией. Внутри правительства и руководящей верхушки гоминьдана в период обсуждения советско-японского договора выявилась группа, настроенная резко антисоветски. Во главе этой группы стоял реакционный теоретик гоминьдана Дай Цзитао, к ее числу принадлежали также член президиума ЦИК гоминьдана Цзоу Лу, министр пропаганды Ван Шицзе и др. Ей противостояла другая группа, стоявшая на позициях сохранения и укрепления дружественных отношений с СССР. В эту группу помимо лиц, которые давно рекламировали себя в качестве "друзей СССР" (Сунь Фо, Юй Южэнь, Фэн Юйсян), входили командующий 6-м военным районом Чэнь Чэн, начальник бюро международной разведки Ван Пинсян и др. Во время споров в правительственных кругах Чунцина по поводу советско-японских отношений эта группа выступила против Дай Цзитао и его сторонников. Сам Чан Кайши в это время колебался. В одной из своих речей (перед слушателями центральной политической школы) он позволил себе даже заявить, что те лица, которые толкали его на дружбу с СССР, якобы не понимали истинной политики последнего. Однако личное восприятие Чан Кайши советско-японского договора не нашло официального отражения.

Правительство Чан Кайши решило не обострять отношений с СССР, сохраняя их на достигнутом уровне п добиваясь продолжения нашей материальной помощи Китаю. Всем газетам и журналам было дано указание не выступать с нападками на Советский Союз и не касаться моментов, побудивших нас заключить договор с Японией.

К этому времени Чан Кайши стал настойчиво проводить в своих выступлениях идею оборонительного союза Америки и Китая и резко обрывал тех лиц из своего окружения, которые допускали возможность компромисса США с Японией. В одной из своих речей Чан Кайши даже сравнивал важнейшие принципы, положенные в основу государственного устройства Соединенных Штатов Америки, с "тремя принципами" Сунь Ятсена.

("Три народных принципа" ("сань минь чжуи") первоначально являлись программой революционной организации Сунь Ятсена - Тунмэнхой (Союзная лига, основана в 1905 г.). Эта программа включала следующие принципы: национализм (свержение чужеземной маньчжурской монархии и восстановление суверенитета китайской - ханьской - нации), народовластие (учреждение республики) и народное благоденствие (уравнение нрав на землю в духе американского буржуазного экономиста Г. Джорджа). Под влиянием идей Великой Октябрьской революции и революционной практики Китая "три народных принципа" Сунь Ятсена наполнились новым содержанием и стали программой единого антиимпериалистического и антифеодального фронта. В 1924 г. они были дополнены Сунь Ятсеном тремя политическими установками: союз с СССР, с КПК, опора на рабоче-крестьянские массы.)

Кроме высказываний Чан Кайши имелся целый ряд других признаков, свидетельствовавших о более тесном, чем это было раньше, сближении этих двух стран. Например, министр иностранных дел Китая Го Тайци направился в США, где предполагал встретиться с президентом Ф. Рузвельтом и государственным секретарем К. Хэллом. Представители американской администрации, которые в те дни появлялись в Чунцине, продолжали изучать обстановку. Их, в частности, интересовали возможности увеличения пропускной способности магистрали, связывающей Китай с Бирмой. В качестве практического мероприятия американцы предложили организовать переброску грузов из Бирмы в Юньнань на транспортных самолетах, причем сами самолеты в количестве 50-100 шт. они согласились предоставить Китаю.

Материальная помощь Китаю со стороны США к тому времени также несколько усилилась. От Сун Цзывэня * я узнал, что правительство США разрешило вывезти в Китай партию груза стоимостью 25 млн. долл. (туда входили материалы для железнодорожного строительства, 4000 автомашин, текстильные изделия для нужд армии). Предполагался приезд в Китай американской военной миссии.

* (Сун Цзывэнь (1894-1971)-китайский политический деятель, один из руководителей гоминьдана. Принадлежал к клине "четырех семейств" (вместе с Чан Кайши, Кун Сянси, братьями Чэнь Лифу и Чэнь Гофу), которая после поражения революции 1925-1927 гг. в Китае возглавила гоминьдановскую верхушку. После разгрома гоминьдановской диктатуры бежал в США. Умер в Сан-Франциско.)

Огромное значение для Китая бирманской дороги заставляло китайцев идти на ряд совместных с англичанами военных мероприятий но ее обороне. В частности, существовал проект переброски китайской 5-й армии в Бирму я случае наступления японцев.

Весной 1941 г. внешняя политика китайского правительства основывалась на двух основных принципах: 1) уверенности в том, что в ближайшие шесть месяцев в бассейне Тихого океана начнется война между англо-американским блоком и Японией, которая, как рассчитывали китайцы, закончится поражением Японии; 2) предположении, что между СССР и Германией должно произойти военное столкновение, причем Япония, несмотря на заключенный договор о нейтралитете, станет на сторону Германии и выступит против СССР.

Приближавшаяся война на Тихом океане и вооруженное нападение Германии и Японии на СССР, по мнению чунцинских правящих кругов, должны были сыграть положительную роль в улучшении их собственного положения. Поэтому китайское правительство продолжало выжидать развития событий на Дальнем Востоке и в Европе. Оно считало, что выгоднее выждать время, чем бросать войска в наступление и тем самым ослаблять их и подвергать опасности частичного уничтожения. Войскам дали директиву ограничиться удержанием занятых рубежей. Эта позиция непосредственно отражалась на военных мероприятиях Чунцина. Я по-прежнему был твердо убежден, что впредь до выяснения обстановки китайское командование и Чан Кайши не пойдут на активные действия против японцев.

Стремление сохранить свои войска диктовалось и сложным внутренним положением страны. После событий в провинции Аньхой наиболее реакционные элементы китайского генералитета (Хэ Инцинь, Гу Чжутун, Бай Чунси, Лю Вэйчжан и др.), а также правая часть гоминьдановской верхушки стояли за открытый разрыв с КПК и за ликвидацию ее вооруженных сил. Под давлением этих кругов в непосредственной близости от южных границ Особого района, как уже говорилось, была сформирована трехсоттысячная группировка войск под командованием генерала Ху Цзуннаня. В задачи этой группы помимо использования ее при удобном случае непосредственно против Особого района, видимо, входило также преграждение доступа войскам КПК, если они начали бы активные действия против чунцинских войск. Последнего обстоятельства гоминьдановцы весьма опасались после аньхойских событий. Таким образом, политический кризис привел к фактическому разрыву между двумя партиями, составлявшими основу единого фронта, хотя формально этот разрыв провозглашен не был.

В апреле японцы предприняли очередной зондаж позиции Чан Кайши по вопросу о мире. В Чунцине появился американец Стюарт, ректор одного из университетов в Бэйпине, который должен был передать Чан Кайши желание японцев установить с последним личный контакт и договориться о мире. Чан Кайши отказался обсуждать японские предложения, заявив, что он будет о них говорить лишь в том случае, если они будут переданы через Рузвельта.

Отказываясь в тот момент от мирных переговоров с японцами, Чан Кайши тем самым стремился добиться усиления поступления оружия от США, СССР и частично Англии. Поступающее вооружение он хотел использовать для укрепления армии, главным образом своих личных войск, находившихся в тылу. Укрепление армии, в свою очередь, дало бы возможность Чан Кайши более уверенно чувствовать себя внутри страны, а также более твердо разговаривать с японцами, если обстановка заставила бы его пойти на мирные переговоры.

* * *

Как развивались в это время боевые действия на фронтах японо-китайской войны?

Развертывание экспансии в направлении Южных морей диктовало японцам необходимость обезопасить свои фронт в Китае. Последний вместе с французским Индокитаем, Сиамом, островами в китайских водах являлся как бы тылом японского продвижения на юг. Японское командование стремилось как максимум добиться полной капитуляции правительства Чан Кайши или по крайней мере нанести ряд ударов по живой силе китайской армии и тем самым вывести ее из строя на продолжительное время. Японцы, безусловно, учитывали свой собственный опыт, когда захват обширных районов Китая без разгрома основных сил китайской армии не привел их к победе. С января по май 1941 г. на целом ряде участков фронта японское командование предприняло боевые операции, имевшие целью уничтожение живой силы китайской армии, а также захват материальных ценностей и блокаду территории "свободного" Китая.

После окончания Хэнаньской операции (январь 1941 г.) японские войска первое время не предпринимали крупных наступательных действий. Имели место небольшие бои в 6-м районе. Так, во второй половине февраля до полка японцев с 20 орудиями, 12 танками предприняло наступление на Цэнхэгоу, захваченный ранее частями 23-й пд китайцев. После неудачных для себя боев японцы отошли в направлении Шаши.

6 марта 58-й, 65-й пп и 13-й кп 13-й пехотной дивизии японцев совместно с 19-м горным артиллерийским полком повели наступление на позиции 26-й армии. К 11 марта лионцы вышли на рубеж 24 км западнее Ичана. В результате контратаки частей 26-й армии, 26-й АГ и 8-й армии японцы вынуждены были начать отход, неся потери.

12 марта бои шли на шоссе Ичан-Даньян. Со стороны японцев активное участие принимала авиация. Наблюдались также бои в провинции Цзянсу. Японский смешанный отряд общей численностью до бригады, разбив части генерала Хань Дэцина, занял город Сянхуа. Эти действия японцев были связаны с проводимой ими чисткой оккупированной территории от китайских правительственных войск и частей Новой 4-й армии и 18-й АГ.

В начале марта части 36-й японской пд при поддержке авиации повели наступление против 27-й армии в провинции Шаньси. Главный удар наносился на город Линчуань, которым японцы овладели 7 марта.

Эти бои носили местный характер, и я не склонен был придавать им большое значение. В провинции Шаньси, например, подобные бои шли с переменным успехом предыдущие два года. Однако мое внимание привлекли действия японцев на юге Китая. Утром 3 марта почти на всем гуандунском побережье, на территории около 400 км, были высажены японские части. Подразделения морской пехоты и 229-го пп 38-й пехотной дивизии оккупировали пункты Гуанхуэй, Янцзян, Дяньбай, Шуйдун; части 230-го пп и 38-й пд - Пакхой. Забрав сосредоточенные в этих пунктах значительные запасы соли, продовольствия, горючего, японцы затем эвакуировались. Эта операция преследовала цель пополнения запасов японских войск. Подобного рода операции наблюдались и на других участках фронта. Они наносили значительный материальный ущерб китайцам, продовольственное положение которых было достаточно тяжелым.

7 марта японскими войсками был оккупирован остров Даньган, к югу от Гонконга.

К весне 1941 г. группировка японских войск в Китае существенных изменений не претерпела. Была усилена японская армия на юге, в первую очередь за счет авиации.

Центральный участок фронта (ичанское направление, район Ханькоу и Наньчана) по насыщенности войсками по-прежнему оставался одним из самых сильных. Там были сконцентрированы 3, 4, 39, 13, 34, 33, 40, 6-я пехотные дивизии, 18-я и 14-я бригады японцев. Особенно было усилено наньчанское направление. У японцев здесь было сосредоточено 70 танков, 20 бронеавтомобилей, 200 автомашин.

Японцы к этому времени стали практиковать формирование смешанных войсковых групп из частей различных дивизий. Например, хэнаньская группировка состояла из частей 3, 40, 4, 17-й пд; группа войск, действовавшая в Цзянсу, была образована из частей 11, 12, 17-й бригад, 15-й и 17-й пд. По нашему мнению, это свидетельствовало об отсутствии у японского командования свободных резервов в Китае и определенных трудностях, которые оно испытывало, чтобы удерживать огромную территорию.

Китайское командование активности не проявляло, Действия китайской армии по-прежнему носили оборонительный характер.

В апреле 1941 г. китайцы по нашим рекомендациям подготавливали переход к наступательным действиям. Главный удар должны были нанести войска 5-го и 6-го районов по ичанской группировке японцев при одновременной активизации действий во всех остальных районах.

Однако у меня не было уверенности, что китайцы это сделают, несмотря на приказ Чан Кайши. Резко обострившиеся отношения между КПК и гоминьданом, происходившая концентрация центральных войск против коммунистических частей - все это отрицательно сказывалось на подготовке наступления. У большинства командующих районами отношение к предстоявшему наступлению было недоверчивым и пессимистическим. Вэй Лихуан (1-й район) считал, например, что его войска смогут наступать не раньше как через три-четыре месяца; Чжу Шаолян (8-й район) был занят подготовкой к борьбе с коммунистическими частями и свои войска рассматривал как глубокий резерв главного командования; Ли Цзунжэнь (5-й район) считал, что он сможет наступать не раньше осени; Гу Чжутун (3-й район) хотя и готовился к наступлению, но, видимо, не против японцев, а против отрядов Новой 4-й армии.

Несколько благополучнее обстояло дело в 6-м районе: Чэнь Чэн готовился наступать. Советники стремились наладить взаимодействие войск 6-го и 5-го районов, а также добиться активизации действий 1, 9 и 3-го районов. В этом случае намеченное наступление могло оказаться успешным. Однако внутренняя борьба с КПК заслоняла для многих китайских генералов вопросы войны с японцами. Все это крайне отрицательно отражалось и на подготовке к наступлению, и на ходе военных действий.

* * *

Более серьезные события на фронте развернулись в апреле-мае 1941 г., когда японцы нанесли удар по побережью приморских провинций Чжэцзян и Фуцзянь и предприняли наступление в южной части провинции Шаньси.

Возможность для Китая поддерживать связи с внешним миром и осуществлять торговые операции через провинции Чжэцзян, Фуцзянь и Гуандун свелась почти на нет после того, как японский флот вошел в китайские территориальные воды. Тем не менее порты этих провинций продолжали оставаться центрами оживленной контрабандной торговли, главным образом с оккупированными районами Китая. Косвенные данные свидетельствовали о том, что контрабандные торговые операции имели широкий размах. В крупных портах были сосредоточены большие запасы товаров: чая, риса, горючего и др.

Кроме того, провинции Чжэцзян и Фуцзянь были родиной многих китайских эмигрантов, проживающих в районе Южных морей. По замыслу японцев, оккупация портов этих провинций могла бы повлиять на моральное состояние китайской эмиграции, которая в своем большинстве поддерживала правительство Чан Кайши. Вклады эмигрантов в правительственные банки составляли крупный источник иностранной валюты для китайского правительства. Японцы в течение продолжительного времени стремились оторвать зарубежных китайцев от Чан Кайши и склонить их на сторону Ван Цзинвэя.

Для китайцев военное значение побережья Восточно-Китайского моря в тот момент было невелико: отсутствие флота и достаточного количества самолетов не позволяло им использовать порты этих провинций в качестве военно-морских и военно-воздушных баз. Однако положение могло бы измениться в случае начала войны между Японией и Англией и США в районе Южных морей.

Для обороны Восточно-Китайского побережья китайское командование располагало незначительными силами. 800 км побережья (от Сяншани до Шаньтоу) обороняли всего четыре дивизии (75, 80, 20-я пд 100-й армии и новая 33-я пд), а также плохо вооруженные местные войска. Причем две из этих дивизий дислоцировались в районе Фучжоу, прикрывая столицу провинции Фуцзянь. Ясно, что эти силы не могли оказать серьезного сопротивления японским частям.

Подступы к Фучжоу прикрывала крепость Мавэй. Однако, как показал ход военных действий, эта крепость не явилась серьезным препятствием для японских войск и после непродолжительного сопротивления пала.

Появление японского десанта на побережье Чжэцзяна и Фуцзяни явилось для китайского командования полной неожиданностью. Никаких предупредительных мероприятий осуществлено не было. Оборонительные меры начали принимать с большим опозданием, когда высадка японцев стала фактом.

В первой половине апреля японцы подтянули в район Ханчжоу-Сяошань части 22-й пд и 11-й бригады. Наиболее интенсивно переброска войск проходила 10-12 апреля. Все переправы через реку Цяньтанцзян, находившиеся на японской стороне, были закрыты и строго охранялись. Тогда же в этот район на транспортах были переброшены части 5, 18, 28-й пд и отряды морской пехоты. До самого начала операции в целях маскировки и внезапности атаки они находились на судах в море. Общая численность японских войск, участвующих в боях в этом районе, составила 20-30 тыс. человек.

К 17 апреля японцы закончили все приготовления к операции, а 19 апреля одновременно на всем побережье провинций Чжэцзян и Фуцзянь, от Нинбо до Фучжоу, началась высадка японских частей. Она прикрывалась корабельной артиллерией и действиями авиации. Наиболее сильными группами японских войск явились северная, высадившаяся северо-восточнее Нинбо, в районе Чжэнхуэя, и южная (в районе Фучжоу). Именно в этих местах концентрация китайских войск была наиболее плотная. Для достижения внезапности намеченной операции части 22-й пд и 11-й бригады начали наступление к югу от Ханчжоу на два дня раньше остальных японских частей. У китайского командования вообще могло создаться впечатление, что наступление японцев ограничится районом Шаосин-Нинбо.

17 апреля японцы овладели Шаосином. Отсюда они продолжили наступление в двух направлениях: Шаосин-Чэнсянь и Шаосин-Чжуцзисянь. 20 апреля японцы вошли в Чжуцзисянь и к 25 апреля остановились на рубеже Чжайци-Чжуцзисянь-Чэнсянь. Действия японских войск на этом направлении поддерживались авиацией. На другом направлении части японской 9-й бригады 19 апреля овладели Чжэнхаем и, продолжая наступать на Нинбо, 20 апреля овладели городом. 21 апреля они захватили город Фэнхуа. Дальнейшее продвижение на юг частей 9-й бригады приостановилось. Части японской морской пехоты, овладев 19 апреля Сяншанем и Шипутином, активности в дальнейшем не проявляли.

Отряды морской пехоты, высадившиеся 19 апреля в Хуаняне и Хаймэнвэе, овладев этими городами, продолжали наступление в направлении Тайчжоу, который и был захвачен 20 апреля. Однако попытки японцев продвинуться в направлении Тяньтая успехом не увенчались.

До полка 5-й пд и морская пехота 19 апреля овладели пунктами Лэцин и Жуйань. В дальнейшем, отбросив 33-ю пд китайцев, они 20 апреля захватили Вэньчжоу. Продвинувшись немного западнее этого пункта, японцы остановились и дальнейшее наступление прекратили.

На рассвете 19 апреля японские части высадились к северу и югу от Фучжоу, заняв города Ляньцзян и Фуцин. В тот же день они захватили остров Уфу. Наступая с юга и севера, японцы 21 апреля овладели Фучжоу, затем крепостью Мавэй. 7-я и 80-я пд китайцев отошли на север от Фучжоу. Вскоре в столице Фуцзяни японцы создали марионеточное фуцзяньское правительство, собираясь надолго обосноваться в Фучжоу.

По мере того как развивались события, китайское командование спешно перебрасывало к месту боев новые части. В начале мая войска 3-го района перешли в контрнаступление, поставив целью овладеть районом Чжуцзисянь - Нинбо - Фучжоу. Вывезя запасы продовольствия и сырья, японцы вскоре оставили пункты Хаймэнь, Тайчжоу, Хуанянь, Вэньчжоу, Лэцин и Хуйань. Всего в контрнаступлении участвовало семь китайских дивизий. На чжуцзисяньском и нинбоском направлениях китайцы добились частичного тактического успеха, нанеся урон отдельным японским отрядам. Однако в целом контрнаступление китайских войск было безуспешным. 10 мая оно окончательно захлебнулось и было приостановлено по приказу Чан Кайши.

В результате предпринятой операции японцы закрепили за собой ряд важных пунктов на Восточно-Китайском побережье, а также нанесли большой материальный ущерб китайцам, захватив большие запасы сырья и продовольствия. Японское командование сумело скрыть свои истинные намерения, создав впечатление, что подготавливается наступление только в районе Шаосин-Нинбо. Тем самым была достигнута внезапность, что способствовало успеху японских операций. Для обороны побережья китайское командование располагало совершенно недостаточными силами, поэтому японцам не составляло большого труда оккупировать указанные районы. Даже там, где китайские войска не уступали по численности японским, а в ряде случаев и превосходили их, они не смогли оказать достаточно сильного сопротивления. Кроме того, успеху японцев способствовало исключительно плохое состояние китайских оборонительных сооружений и совершенно недостаточное внимание, которое уделялось в китайской армии военно-инженерному делу. Японцы, наоборот, продемонстрировали умение закреплять успех, тут же возводя оборонительные сооружения и прокладывая дороги. В этих целях вслед за наступающими японскими войсками подвозились строительные материалы. Например, после захвата Шаосина туда был доставлен цемент и подведены четыре железнодорожные ветки, соединявшиеся с Ханчжоу-Нанбоской ж. д. Поэтому китайские войска, превосходившие японцев численностью, начав контрнаступление, так и не смогли прорвать японскую оборону.

* * *

В мае 1941 г. японцы предприняли наступательную операцию в южной части провинции Шаньси. Для ее проведения японское командование не привлекало дополнительных сил из Японии или Маньчжурии. Пользуясь пассивностью китайских генералов и отсутствием взаимодействия между отдельными военными районами, японцы смело производили перегруппировки, обнажая или ослабляя целые участки фронта.

В ходе операции выяснилось, что главными целями японского командования были разгром и уничтожение почти 200-тысячной группировки китайских войск, находившейся в южной части Шаньси, создание плацдарма для последующего овладения участком Лунхайской железной дороги, а также захвата Лояна и полного разгрома 1-го района. Японцы рассчитывали породить среди китайцев панику и способствовать активизации капитулянтских элементов в чунцинском правительстве.

Главный удар был нацелен на дорогу Цзиюань-Юаньцюй, которая выводила японцев к переправам через Хуанхэ и позволяла им полностью отрезать китайские войска на северном берегу от их баз и остальных частей, расположенных на южном. Изолировав каждую из группировок китайцев, японцы, таким образом, рассчитывали затем уничтожить их по частям.

Японских войск, находящихся в южной Шаньси, было недостаточно для успешного проведения операции. В течение всего апреля происходила перегруппировка японских частей. В направлении главного удара были созданы две группы: восточная (около двух пехотных дивизий и кавалерийская бригада) и западная (около трех пехотных дивизий и двух пехотных бригад). Эти группы, наступая навстречу друг другу, должны были соединиться и отрезать китайцев от переправы на Хуанхэ. В общей сложности в операции участвовало около семи дивизий численностью примерно 100 тыс. человек и 172 самолета.

К началу операции китайцы имели в этом районе 19 дивизий, одну бригаду, три партизанских отряда общей численностью 160 тыс. человек (т. е. соотношение сил 1,6 : 1 в их пользу).

Для китайского командования перегруппировка японских войск и их подготовка к наступлению не являлись секретом. Примерно за две недели до начала японского наступления китайцы были о нем осведомлены. Это признал даже Чан Кайши в специальной телеграмме, отправленной на имя командующего 1-м районом Вэй Лихуана уже после шаньсийского поражения. И тем не менее ни главное командование, ни командование района не приняли никаких реальных предупредительных мер, хотя китайские генералы имели полную возможность усилить угрожаемые направления за счет 34-й АГ и войск 2-го района. Но это означало бы ослабление сил, сосредоточенных против Особого района, против войск КПК! И главное командование китайской армии, по существу, предпочло поражение ослаблению сил, нацеленных против коммунистов.

К тому же состояние китайских оборонительных сооружений в южной Шаньси было неудовлетворительно. Кое-как были укреплены передовые позиции. В глубине обороны никаких серьезных сооружений возведено не было. Основные переправы через Хуанхэ также не были прикрыты оборонительными сооружениями. Поэтому японцам не составляло большого труда прорвать китайскую оборону.

5 и 6 мая японские самолеты вели усиленную разведку по всему фронту 1-го района. Под неослабным наблюдением с воздуха находились переправы через Хуанхэ. Одновременно подверглись бомбардировке населенные пункты фронтовой зоны (Чжэнчжоу, Цишуй и др.). Например, в районе Лояна только 6 мая пять Раз объявлялась воздушная тревога. Искусно выбирая цели для бомбежек, японская авиация помогла замаскировать действительное направление главного удара. Особое внимание она уделяла уничтожению переправочных средств китайцев. Эту задачу японская авиация выполнила успешно: все лодки были уничтожены, и китайское командование с самого начала было лишено возможности перебросить на северный берег подкрепление.

Начав наступление 7 мая, японские войска уже к вечеру следующего дня добились решающего успеха. Части китайской 9-й армии под натиском восточной группы японцев были отброшены на 25 км. Наступая в направлении Цзянсянъ - Юаньцюй, противник энергичным ударом прорвал фронт 43-й армии, в образовавшийся коридор бросил кавалерию; вслед за ней, не задерживаясь для борьбы с оставшимися китайскими частями, двигалась пехота. К вечеру 8 мая японцы захватили Юаньцюй. Японские кавалерийские части, не останавливаясь в Юаньцюе, продолжали выдвижение на восток, в тыл 9-й армии.

Вклинившись между 80-й армией, 5-й АГ и 14-й АГ, японцы прервали связь между этими соединениями. 80-я армия, отойдя на 30 км западнее Юаньцюя, оборонялась в горах, имея левый фланг на северном берегу Хуанхэ. Ее 27-я пд была полностью уничтожена, а командир дивизии Ван Цзюнь убит.

Части 5-й АГ попали в полное окружение и находились в тяжелом положении. В штабах и частях началась паника. Управление войсками и связь с командованием района были потеряны.

К 12 мая японские войска полностью выполнили задачи, стоявшие на первом этапе наступления. 9-я армия, подвергнувшись удару кавалерийских частей с тыла и понеся тяжелые потери, отошла своей 54-й пд на южный берег Хуанхэ. Две другие ее дивизии, основательно разбитые, перешли к партизанским действиям. 80-я армия частично была разбита, частично отброшена на южный берег. Части 98-й и 15-й армий китайцев, не выдержав атак неприятеля, начали отходить в южном направлении. В то же время части 5-й армии продолжали вести бои в окружении.

Японские части восточной и западной групп соединились к северо-востоку от Юаньцюя, в районе Шаоюаньчжэнь. В их руках оказались все важнейшие переправы через Хуанхэ. Японцы полностью отрезали китайские части, находившиеся на северном берегу реки Хуанхэ, от остальных войск 1-го района, располагавшихся на южном берегу, а также от баз снабжения. Войска 1-го района были расчленены на две изолированные группы.

Китайское командование на первом этапе боев проявило полную растерянность и бездеятельность. Некоторые указания войскам были даны только 9 мая, когда, до существу, исход сражения в южной Шаньси уже определился. Рекомендованный мной как главным военным советником план организации взаимодействия войск 1, 2 и 8-го районов китайское командование не приняло. Войска 2-го района в течение всей операции бездействовали, такое же положение было и в 8-м районе. Две дивизии Фу Цзои перешли в наступление только 25 мая, когда операция в Шаньси уже закончилась. Взаимодействие с частями 18-й АГ (войска КПК) не только не было организовано, но можно с уверенностью сказать, что китайское командование и не хотело его организовывать. Оно предпочло бы, чтобы части 18-й АГ встретились один на один с японцами.

Таким образом, войска 1-го района были предоставлены самим себе, не получив поддержки от войск 2-го и 8-го районов. Между тем переход в наступление войск этих районов мог бы не только облегчить положение частей 1-го района, но и существенно изменить весь ход операции.

Командование 1-го района с первых же дней операции потеряло связь с войсками, находившимися на северном берегу, и было в полном неведении о положении дел на фронте. Например, ставя 14-й АГ задачу на переход в наступление в направлении Циньшуя, командование района даже не знало, что эта АГ была уже почти окружена, основательно потрепана и вынуждена была своими главными силами рассредоточиться на отдельные бригады и перейти к партизанским действиям. Китайские войска, оборонявшиеся на северном берегу Хуанхэ, несмотря на отдельные примеры героизма, были ошеломлены энергичными действиями японцев и не смогли им противостоять.

Выйдя на северный берег реки Хуанхэ, японские войска оставили вдоль него небольшие гарнизоны, а главные силы бросили на ликвидацию частей 1-го района (5-й и 14-й АГ). Бои происходили в трудных горных условиях. Окруженные части, разбившись на небольшие отряды, терпя лишения от недостатка продовольствия и боеприпасов, вели партизанские действия. К 20-м числам мая Шаньсийская операция закончилась. Китайские войска в юго-западной части Шаньси как регулярная армейская единица перестали существовать.

Успеху японцев способствовал ряд факторов. Во-первых, снабжение войск боеприпасами и продовольствием производилось с воздуха. Это облегчало их действия в горных условиях, позволяя не иметь громоздких обозов, и тем самым повышало их мобильность.

Во-вторых, японцы закрепляли свой успех строительством инженерных укреплений. Например, сразу после занятия переправ они приступили к возведению оборонительных сооружений на северном берегу Хуанхэ. Большое внимание было уделено строительству дорог, что облегчало маневр и снабжение войск.

Успеху японцев способствовала и дезорганизация ближайшего тыла китайцев путем бомбардировок. Особенно интенсивной бомбежке подвергался Лоян, где находился штаб 1-го района. Например, 16 мая японцы бомбили город восемь раз, 19 мая 30 самолетов противника висели над ним в течение всего дня.

После разгрома китайской группировки в юго-западной части Шаньси и выхода японцев к реке Хуанхэ создалась непосредственная угроза захвата Лояна и Сиани. Захват Лояна означал бы полный разгром l-го военного района. Кроме того, создавалась непосредственная угроза левому флангу 5-го военного района, а в дальнейшем (если бы японцы ударили в центре) и всему району в целом. Опасаясь этого, китайское командование по нашим рекомендациям спешно приняло меры для усиления обороны южного берега реки Хуанхэ. В частности, в район Лояна была переброшена 13-я армия из состава войск Тан Эньбо. В общей сложности на южном берегу было расположено 16 пехотных дивизий, одна отдельная бригада, до семи батарей артиллерии.

Однако японцы ограничились действиями в южной Шаньси и дальше не пошли. В результате Шаньсийской операции они приобрели плацдарм, который серьезно нависал над районом Лоян - Сиань.

Наряду с операцией в южной Шаньси японцы предприняли наступательные действия местного значения на центральном и южном участках фронта: в направлении Цзаояна, где японцы добились успеха, причинив значительные потери 45-й армии китайцев; в направлении Пэнцзэ - Фоулян; наконец, наступление и временный захват Коло и Хуэйчжоу. Видимо, они хотели дезорганизовать и сковать китайские войска, лишив их возможности перегруппировки.

Шаньсийское сражение, закончившееся полной победой японцев, представляло собой операцию по окружению и уничтожению крупной китайской войсковой группы. Японцы сумели отсечь и изолировать друг от друга соединения китайцев и уничтожить их по частям. Энергичный и решительный прорыв японских передовых подразделений в глубину расположения китайских войск обеспечил их быстрое окружение. Из-за природных условий южной Шаньси японцы не могли использовать для прорыва бронетанковые части. Вместо них они применили кавалерию и облегченную пехоту, снабжавшуюся боеприпасами и продовольствием с воздуха.

Японцам удалось разгромить части 5-й и 14-й АГ, 80-й армии. Отдельные соединения (27-я пд и др.) были полностью уничтожены. Много китайских солдат погибло от истощения и голода.

После завершения операции в Шаньси оперативное управление генштаба представило на имя Чан Кайши доклад, в котором пыталось обелить главное командование, повернув дело так, будто были приняты все необходимые меры для отражения наступления японцев. В докладе допускались выпады против КПК, в частности говорилось о подрывной деятельности "пятой колонны" в тылу гоминьдановских войск.

В то же время в нем содержался и ряд грустных признаний. "Наши войска придерживались пассивной тактики, - говорилось в докладе. - В течение ряда лет занимая этот район, они не перебрасывались в другие места, не предпринимали наступательных действий и не пользовались маскировкой, ложными перебросками частей и т. д. Противнику было детально известно расположение наших войск. Имела место недооценка разведки, и поэтому неправильно оценивалось положение противника. Штаб 1-го района обычно только передавал полученную информацию и делал ошибочные выводы о численности его войск, нумерации частей и замыслах.

...Войска плохо оборудовали свои позиции. Несмотря на то что они дислоцируются там более трех лет и горные условия местности представляли им много удобств для создания прочных позиций и опорных пунктов в тылу, ничего сделано не было. Даже не были разрушены дороги, ведущие к нашим позициям со стороны противника. Между тем японцы очень быстро мобилизовали местное население для строительства укреплений.

Командиры частей показали слабые знания военной тактики и медленно реагировали на ход военных действий. Японцы же очень быстро нащупывали слабые места в нашей обороне и именно там наносили главные удары.

Было плохо поставлено снабжение войск. Например, необходимое продовольствие завозилось только до переправ через Хуанхэ, и войска были вынуждены выделять до трети своих сил для доставки провианта. Вследствие этого боеспособность войск значительно уменьшилась. С началом военных действий снабжение продовольствием вообще прекратилось, и многие солдаты погибли от голода. После потери Юаньцюя, когда положение стало критическим, штаб района не принял экстренных мер и предоставил войска самим себе. В штабах лишь заслушивали пустые доклады подчиненных, офицеры штабов не выезжали на фронт с инспекцией. В результате действительное положение на фронте было неясно, подготовка к операциям проводилась неполно, а в управлении войсками имели место крупные ошибки.

...Очень плохо велись охранение и разведка. Различные мелкие торговцы свободно могли переходить линию передовых постов, что дало возможность элементам пятой колонны проникнуть в глубь оборонительного района (?!). Когда начались боевые действия, они выступили в тылу, уничтожили наши обозы, госпитали, склады, нападали на штабы, разрушили радиостанцию, нарушили систему управления, и в войсках началась паника". Последнее было явной попыткой взвалить на КПК ответственность за поражение.

Истинной причиной поражения китайской армии в южной Шаньси в мае 1941 г. явилось нежелание китайского командования ослабить части, сосредоточенные на северо-западе против Особого района. Войска в южной Шаньси были предоставлены самим себе и фактически обречены на поражение. План, который был представлен главным военным советником и который предусматривал взаимодействие 1, 2 и 8-го районов с частями; 18-й АГ, принят не был.

Частичное наступление, которое должно было состояться по приказу Чан Кайши в 6-м и 9-м районах с целью сковать японские войска на центральном фронте, фактически сорвалось. Чэнь Чэн вообще отказался наступать, а Се Яо, хотя и отдал приказ о наступлении, фактически отписался. Войска 9-го района в наступление не перешли.

Китайское командование, выжидая развития событий на Дальнем Востоке и в Европе, по-прежнему ограничивалось обороной, стремясь сохранить существующие рубежи. В одной из своих телеграмм Чан Кайши писал: "Основной нашей задачей в настоящее время является упорно удерживать позиции и сохранять теперешнюю линию фронта как основу гибели противника и нашего дальнейшего наступления в целях окончательной победы".

После Шаньсийской операции на всех фронтах наступило временное затишье. Некоторая активность разведывательного характера со стороны японцев наблюдалась в 5-м военном районе. После окончания сражения в Шаньси японские войска, принимавшие в нем участие, стали перебрасываться в прежние районы своего дислоцирования. Исключение составили части 21-й пд, на которые была возложена охрана дороги Цзиюань - Юаньцюй и оборона северного побережья Хуайхэ.

Предприняв Шаньсийскую операцию и ряд местных операций на центральном фронте и обезопасив себя тем самым от возможной активности китайцев, японское командование смогло более уверенно готовиться к новым агрессивным акциям.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://china-history.ru/ "China-History.ru: История Китая"