10.12.2010

Китайская перепись нищеты и безысходности

Практически одновременно с российской переписью населения такое же мероприятие прошло в Китае. Её предварительные результаты, как и в РФ, огласят только весной 2011 года, однако перепись спровоцировала серьёзную общественную дискуссию в китайском обществе.

Китайская перепись нищеты и безысходности
Китайская перепись нищеты и безысходности

Проблемы нелегальных детей и насильственной стерилизации, острого дефицита женщин и неграмотности, нищеты и бесправия. Захотят ли китайские власти обнародовать по результатам недавно закончившейся Переписи основные проблемы общества?

Так, одной из целей переписи в Китае было получение более точной информации о реальном количестве детей в китайских семьях. Для этого родителям «лишних», рожденных в нарушение закона о единственном ребенке, детей гарантировали конфиденциальность, если только они отметят в переписях свое потомство.

Китайские демографы утверждают, что ежегодно в стране родители прячут около 3 млн. детей. Штраф за незарегистрированного ребёнка в Пекине и Шанхае составляет 90 тыс. юаней, или примерно 14 тыс. долларов (средняя годовая зарплата в обоих городах – 30 тыс. юаней). Для крестьян штраф за обнаруженного ребёнка гораздо ниже – около 40 тысяч юаней, но по отношению к их доходам (5-8 тысяч юаней в год) тоже очень велик.

Другая проблема – аборты. К примеру, приводится цифра в 13 млн. абортов ежегодно, причём значительная часть которых – результат силового нажима чиновников на женщин. Нередки аборты даже на 9-м месяце.

Министерство по делам планирования семьи в Китае называют одним из силовых ведомств. Оно располагает штатом в несколько 230 тысяч чиновников, его отделения есть во всех административных единицах, вплоть до волостей. Министерство принадлежит 42 завода по производству противозачаточных средств – их бесплатно получают более 200 млн. супружеских пар. Оно также имеет клиники и медпункты, где можно бесплатно сделать аборт (которым нынче в Китае кончается каждая четвертая беременность). Ежегодно соглашаются на стерилизацию более 20 млн. мужчин, уже имеющих одного или двух детей (это составляет почти половину подобных операций в мире). Женской стерилизации подвергается около 11 млн. ежегодно.

Но одна из самых главных проблем – резкое превышение численности молодых мужчин над женщинами (в возрасте 18-40 лет) – в этой категории на 130 мальчиков приходится 100 девочек. В целом по стране этот соотношение составляет 107:100 (что также является нонсенсом для мировой демографии). Дело в том, что 80% пожилых китайцев не имеют пенсий, и традиционно кормильцем стариков считается сын. А потому в бедных семьях при рождении девочки от неё просто избавляются (властям, разумеется, про рождение ничего не говорят), и семья дожидается рождения мальчика. В богатых семьях принято выезжать на УЗИ в Гонконг, Южную Корею или Вьетнам – в самом Китае определение пола ребёнка запрещено (и врач, делающий УЗИ, и будущая роженица могут получить за это штраф до 100 тысяч юаней).

Гендерный дисбаланс в Китае вызвал к жизни такое явление, как трансграничная торговля женщинами. Китайская пресса пишет, что невест выписывают из Северной Кореи, Монголии, Вьетнама, Бирмы, Лаоса, России и Украины. Купить женщину во Вьетнаме стоит 8-9 тысяч долларов (о ценах на российских женщин не сообщается).

В 2009 году только в одной провинции Чжэцзян в Восточном Китае было зарегистрировано около 200 тысяч браков с иностранными женщинами.

Ещё один путь добычи женщины для мужчин – их воровство, в основном из слаборазвитых западных провинций. В 2009 году полиция заявляла о 36 тысячах похищенных невест из таких слаборазвитых провинций, как Юньнань, Гуйчжоу, Сычуань и Хубэй.

Появились после проведённой Переписи и первые решения китайских властей в области демографии. Планируется, что с 2012 года в пяти регионах Китая будет проведен эксперимент по ослаблению политики «одна семья – один ребенок»: если у одного из супругов нет ни братьев, ни сестер, то эта семья сможет позволить себе двоих детей. По материалам выборочного обследования крестьянских семей в провинции Хубэй иметь одного ребенка желают лишь 5% семей, 2-х детей – 51%, 3-х и более – 44%. Принимая решение об эксперименте, китайские власти ориентировались в том числе и на такие опросы.

Закон об одном ребёнке на семью был принят в 1978 году. Каждой семейной паре, живущей в городе, разрешено иметь только одного ребенка. Крестьянским семьям позволяется заводить второго ребенка, если первый – девочка. Также разрешено иметь 2 детей, а если оба первые девочки, то и третьего (в надежде на появление на свет мальчика) национальным меньшинствам Китая. В Китае «государствообразующая» народность – хань, 91,5% населения. Разрешение нацменьшинствам иметь больше детей, чем народности хань, привело к более высоким темпам роста численности среди них. Так, уже предыдущая перепись 2000 года показала, что за 10 лет число хань выросло на 11,2%, а нацменьшинств – на 16,7%.

Китай продолжает оставаться малообразованной страной. Перепись 2000 года определила, что высшее образование имело только 3,7% населения (около 45 млн. человек), неполное среднее – 429 млн. человек, начальное – 451 млн. Число полностью неграмотных – 85 млн. (6,7%).

Наверняка нынешняя перепись покажет увеличение доли городского населения – с прежней цифры в 36% до 42-43%. В частности, этому будет способствовать то, что впервые в истории китайских переписей учёт будет проводиться по фактическому месту пребывания, что позволит вписать мигрантов, живущих на два дома (на селе и на сезонных городских работах; общая численность таких людей, «зависших» между двумя типами поселений – около 200 млн. человек).

Китайские диссиденты считают, что нет никаких шансов на обнародование по итогам переписи других «болячек» общества.

Так, вопреки расхожему мифу за пределами Китая о высокой ориентированности власти на улучшение образования, расходы на него в КНР составляют всего 2,6% ВВП, что на 50% ниже мировых показателей. Расходы на медицинское обслуживание в Китае – 4% ВВП, в то время, как в США, Германии, Англии и Франции – 15%. По данным международной организации ВОЗ, Китай стоит с конца на 4 месте по уровню справедливого предоставления лечения.

В Китае – один из самых высоких уровней травматизма на предприятиях, из-за привычной практики предприятий экономить на мерах по технике безопасности. Например, в городе Шеньчжене каждый день в среднем 31 рабочий становится инвалидом из-за производственных травм, каждые 4,5 дня там на производстве гибнет 1 человек.

В Китае происходит самое большое в мире число аварий на шахтах. Согласно статистике, более 90% шахтёров в КНР в разной степени больны запылением лёгких. Всего в Китае насчитывается более миллиона шахтёров больных запылением лёгких. Их смертность в 3 раза выше, чем смертность от несчастных случаев на шахтах.

Переписчики, вопреки прежним ожиданиям китайских диссидентов, не стали опрашивать население о их протестных ожиданиях. Между тем, с началом кризиса в Китае прошли несколько десятков крупных выступлений трудящихся (от 10 тысяч и выше). Нередко такие акции заканчивались погромом полицейских участков и местных зданий китайской компартии. Увеличивается в КНР и число протестных акций, где основными становятся социальные лозунги (а не только по защите труда).

Так, в начале декабря около 20 тысяч человек в городе Чжанцзякан провинции Цзянсу вступили в противостояние с полицией и начали громить больницу после того, как власти попытались запретить им помянуть умершего от халатности врачей 5-летнего мальчика.

Как и в России, «искрой» выступления послужила запись в Интернете. Однако стоит напомнить, что в России нечто подобное заканчивается письмами к власти и кнопкой «перепост».

Инцидент произошёл 5 декабря. Родители в Интернете рассказали о том, что их сын Ся Ченлинь умер через полчаса после того, как врач диагностировал ему обычную простуду и выписал лекарства. Когда ребёнок впал в кому и врачи пытались спасти ему жизнь, главврач, который изначально взялся лечить Ся, куда-то исчез. Родители так и не смогли его найти, а заведующий больницей холодно сказал им, что врачи тоже должны отдыхать от работы.

Информация об этом во всех подробностях быстро и широко распространилась в Сети. Многие пользователи Интернета стали рассказывать об аналогичных случаях, которые им известны и выражать соболезнования, а также договорились на 7-й день траура (5 декабря) помянуть мальчика.

Местные жители рассказали, что рядом с больницей, в которой умер Ся, расположена каменная стела, на которую они повесили фотографию мальчика и стали приносить туда цветы. Людей становилось всё больше и больше. И пятого декабря власти прислали туда около 300 бойцов спецподразделений полиции. У людей отбирали цветы и приказывали им уйти.

Именно эти действия властей, по мнению горожан, и стали причиной социального взрыва. Люди стали бросать в полицейских камни. Произошли многочисленные стычки. Несколько человек были арестованы. Однако полиция не смогла защитить здание больницы. Возмущённый народ разбил там все окна и мебель в холле первого этажа.

Беспорядки длились примерно с 9 до 16 часов. В конце концов полицейские разогнали бунтующих горожан и взяли район под контроль.

За всё это время ни один местный чиновник и ни один представитель администрации больницы не вышел к народу и не попытался поговорить с людьми.

Фотографии протеста
Фотографии протеста

Фотографии протеста:
Фотографии протеста

Фотографии протеста
Фотографии протеста

Фотографии протеста
Фотографии протеста


Источники:

  1. inright.ru




© Злыгостев А. С., 2013-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://china-history.ru/ "China-History.ru: История Китая"