21.05.2011

Китайской угрозы больше нет: рождаемость упала

Уж в чем в чем, а в демографическом кризисе Китай не заподозришь при всем желании: прогнозы о том, что к году этак 2050-му подавляющее число жителей земного шара будут либо китайцами, либо индусами, озвучиваются уже не первый год. Однако Поднебесная идет своим путем — в стране с самым большим населением в мире рождаемость неуклонно сокращается.

Китайской угрозы больше нет: рождаемость упала
Китайской угрозы больше нет: рождаемость упала

Несмотря на то, что многие чадолюбивые граждане искренне возмущаются китайской "политикой одного ребенка", они также искренне считают, что сдерживать рождаемость в Китае просто необходимо. Слова "демографический кризис" и "Поднебесная", казалось, никогда не встретятся в одном предложении, но время, похоже, пришло. Среднегодовые темпы роста населения с 2000-го по 2010 год неуклонно снижаются — пусть пока ненамного, на 0,57 процента в год, однако это уже тенденция. А суммарный коэффициент рождаемости (то есть число детей, которые могут появиться на свет у женщины детородного возраста) теперь составляет 1,4, что намного ниже коэффициента замещения в 2,1 (число детей, которые должны родиться у той же женщины, чтобы население не уменьшалось).

Снижение темпов роста населения сопровождается резким старением нации. Сейчас людей в возрасте от шестидесяти и старше насчитывается 13,3 процента от общего числа по сравнению с 10,3 процента в 2000 году. За тот же период подростков в возрасте до 14 лет стало меньше на шесть процентов — сейчас их 17 процентов. Если так будет продолжаться и дальше, государственная пенсионная и здравоохранительная система просто надорвется, а молодежи придется забыть о развлечениях и бросить все силы на обеспечение своих престарелых родственников.

Вдобавок к возрастному "перекосу", политика "одна семья — один ребенок" усилила сложившийся гендерный дисбаланс: в Китае мальчиков рождается больше, чем девочек. На заре этой политики новорожденных девочек часто умерщвляли — в семьях котируются наследники, а не наследницы. Когда УЗИ-процедуры стали доступны всем желающим, в стране начался бум селективных абортов, который продолжался до недавнего времени.

Сейчас китайские семьи стали несколько терпимее к девочкам: их приходится по сотне на каждые 118 мальчиков. Однако положение это уже не исправит: лет через двадцать — двадцать пять пятая часть мужчин, возжелавших завести семью, будет вынуждена искать суженых за рубежом — местных невест им уже не хватит.

Ученый Ван Фэн, директор Центра общественной политики Брукингс-Цинхуа, утверждает, что демографическая ситуация в Китае изменилась еще до 1980 года, когда власти начали претворять в жизнь пресловутую "политику одного ребенка". Если в 1950 году коэффициент рождаемости составлял 5,8, то к 1980 году он снизился до 2,3, что чуть выше коэффициента замещения. Впрочем, сознательность граждан здесь ни при чем: сказалось, в первую очередь, улучшение медицинского обслуживания и, как следствие, снижение младенческой смертности. По большому счету, принудительная политика государства оказалась малоэффективной в вопросе сдерживания численности населения: Таиланд и Индонезия, например, просто предоставили молодым семьям доступ к контрацептивам, в результате чего рождаемость там сократилась на столько же, на сколько и в Китае.

Власти с этим утверждением не согласны: они заявляют, что именно благодаря их указке удалось предотвратить появление на свет 400 миллионов детей. Ма Жиньтан, глава Национального бюро статистики, настаивает: "Рост населения удается держать под контролем благодаря политике планирования семьи".

Правительство имеет ряд причин отстаивать свою позицию. Во-первых, опыт Китая в этой области уникален. Во-вторых, хотя непосредственно сама "политика одного ребенка" и не помогла снизить рождаемость, именно она удерживает ее сейчас на низком уровне. В-третьих, если разрешить всем рожать, сколько вздумается, численность населения может взмыть до заоблачных высот. В любом случае, считает Джоан Кауфман из Школы социальной политики и управления при Университете Брандейс, официальная поддержка политики только отчасти связана с ее достоинствами: куда важнее здесь то, что граждане живут по установленным правилам. Ordnung — он везде оrdnung. "Политика одного ребенка — это смысл жизни в понимании бюрократов", — замечает Кауфман.

Ван Фэн и его коллеги говорят, что время "политики одного ребенка" прошло: своих целей по сокращению рождаемости она достигла. А пока Китай не начал потихоньку вымирать, лучше перейти к "политике двух детей". И, похоже, ученым удалось перевести эту тему с политических рельсов на общечеловеческие. Регламент уступил место здравому смыслу — тот же Ма Жиньтан уже позволяет себе высказывания в духе "постепенно совершенствуется политика в области планирования семьи в целях содействия сбалансированному росту населения". Да и председатель КНР Ху Цзитньтао, комментируя итоги переписи населения, неопределенно намекнул на то, что в ближайшем будущем страну ждут перемены.

Наталья Синица


Источники:

  1. ПРАВДА.Ру




© Злыгостев А. С., 2013-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://china-history.ru/ "China-History.ru: История Китая"